Мастер-класс с видео Как сделать трон для принцессы, или Даем вторую жизнь старому стулу

Vibiray k194

Выбирай Караганда #22(194) на 01-15 дкабря 2022 года

Vibiray k194

Published on Nov 28, 2022

Выбирай Караганда #22(194) на 01-15 дкабря 2022 года

Читать онлайн Записки Хендрика Груна из амстердамской богадельни. Грун Хендрик.

Записки Хендрика Груна из амстердамской богадельни

Published by special arrangement with Meulenhoff Boekerij bv in conjunction with their duly appointed agent 2 Seas Literary Agency and co-agent Anastasia Lester Literary Agency

© Hendrik Groen en J.M. Meulenhoff bv, Amsterdam

© Viktor Meijer, иллюстрация на обложке

© Э. Венгерова, перевод на русский язык, 2022

© А. Бондаренко, художественное оформление, макет, 2022

© ООО “Издательство АСТ”, 2022

вторник 1 января 2022 г.

Не люблю я стариков, хоть бы и в новом году. Шаркающая походка, ходунки, неуместное нетерпение, вечные жалобы, булочки к чаю, охи, ахи, стоны.

Мне самому 83 года.

среда 2 января

Просыпалась сахарная пудра. Чтобы протереть стол тряпкой, госпожа Смит сняла блюдо с яблочными блинчиками и поставила его на стул.

К завтраку притопала госпожа Воортхёйзен и всей своей огромной задницей плюхнулась на стул, даже не заметив блюда с блинчиками.

Только когда госпожа Смит стала искать блинчики, чтобы вернуть их на место, кому-то пришла в голову идея заглянуть под госпожу Воортхёйзен. Та встала, а три блинчика прилипли к ее цветастому платью.

— Они отлично вписались в узорчик, — сказал Эверт. Я чуть не задохнулся со смеху.

Отличное начало нового года. Им бы всем развеселиться, а они три четверти часа выясняли, кто виноват. На меня со всех сторон глядели косо, ведь я не скрыл, что нашел происшествие забавным. А я… я забормотал извинения. Нет чтобы расхохотаться еще громче, я забормотал извинения.

Я, Хендрикус Герардус Грун, всегда корректен, участлив, дружелюбен, учтив и готов прийти на помощь. Не потому, что я именно таков, а потому, что не могу иначе. Я редко говорю то, что хочу сказать. Всегда выбираю обходной путь наименьшего сопротивления. Мои родители весьма дальновидно назвали меня Хендриком, лучше и придумать нельзя. «Знаете Хендрика? Ну, того, кто всегда при встрече та-а-ак любезно снимает шляпу?» Вот это я и есть, настоящий пай-мальчик.

Хендрик, ты совсем раскис, сказал я себе. И принял решение: они еще услышат о настоящем Хендрике Груне. Я буду целый год пристально и неподцензурно наблюдать жизнь нашей богадельни в районе Амстердам-Север.

Если не доживу до конца года, значит, не судьба. В этом случае попрошу моего друга Эверта Дёйкера прочесть некоторые заметки на моих похоронах. Когда меня, неподвижного и обмытого, ввезут на катафалке в маленький зал крематория «Горизонт», пусть воцарится неловкая тишина и хриплый голос Эверта огласит перед ошеломленной публикой несколько забавных пассажей из этого дневника.

Правда, меня заботит одна проблема: вдруг Эверт помрет раньше меня?

С его стороны это будет неучтиво. Прежде всего потому, что у меня болячек и опухолей больше, чем у него. Раз у тебя есть лучший друг, ты имеешь право на него рассчитывать. Нужно обсудить с ним это дело.

четверг 3 января

Эверт воспринял мою идею с энтузиазмом, но не пожелал гарантировать, что проживет дольше меня. К тому же у него возникли некоторые сомнения. Во-первых, он опасается, что после публичного чтения моего дневника ему, по всей вероятности, придется искать другое место жительства. Во-вторых, он боится за свою вставную челюсть. Последнее обстоятельство связано с нечаянным ударом Верметерена во время игры на бильярде. У него на правом глазу завелась катаракта, и с тех пор Эверт помогал ему прицеливаться. Как самый опытный игрок стоял у него за спиной, чтобы давать указания, водя носом на уровне кия. «Чуть-чуть влево, — руководил он, — и сместить немного пониже и…» Не успел Эверт закрыть рот, как Верметерен тупым концом своего кия угодил ему прямо в челюсть. В самую середину. Карамболь!

Челюсть Эверта нуждается в ремонте. Я с трудом его понимаю, потому что она все время соскальзывает. Чтобы выступить с декламацией на моих похоронах, ее необходимо починить. Но не тут-то было. Зубной техник ушел в запой. Двести тысяч евро в год, роскошная ассистентка, каждые четыре месяца тур на Гавайи — и все-таки переутомление. Как такое возможно? Наверное, ему осточертели фальшивые старые зубы, в которых остатки еды застревают иногда так долго, что в них, как говорится, черви заводятся.

Пончики, которые подают в гостиной, в этом году были куплены в магазине сниженных цен. Вчера вечером я из вежливости взял один и потратил на него двадцать минут. И мне еще пришлось сделать вид, будто у меня развязался шнурок, лезть под стол и засовывать объедок себе в носок. Полная ваза этого добра так и осталась на столе. Обычно все, что здесь подается бесплатно, сметается в момент.

Кофе накрывают в гостиной в 10.30. Если в 10.32 кофе все еще нет, собравшиеся обитатели дома начинают демонстративно смотреть на часы. Как будто их ждут великие дела. За чаем, который сервируют в 15.15, история повторяется.

А самый животрепещущий вопрос дня: какая сегодня выпечка? Вчера, например, и позавчера и к кофе, и к чаю подавали черствые пончики. Ведь «мы», разумеется, еду не выбрасываем. Лучше уж запихнем ее в рот.

пятница 4 января

Вчера я прогулялся до цветочного киоска и купил луковицы в горшке. Если проживу еще неделю, пока взойдут гиацинты, то еще раз увижу весеннюю красоту. В большинстве комнат этого дома до апреля стоят рождественские еловые ветки. И рядом с ними какой-нибудь дряхлый бессмертник и полудохлая примула. «Жалко выбрасывать».

Если где-то природа и поднимает настроение, то во всяком случае не в гостиной (она же спальня) нидерландского старика. Тут состояние комнатного растения достоверно отражает ситуацию, в какой обретается его владелец — унылое ожидание смерти. От нечего делать или по забывчивости старики поливают бедное растение по три раза на дню. Такого и самый стойкий бессмертник не выдержит.

Госпожа Виссер пригласила меня завтра в полдень на чашку чая. Мне бы отказаться, очень уж от нее воняет, но я сказал, что с удовольствием к ней загляну. А полдень близится. Господи, какой же я тюфяк. В решающий момент мне не пришла в голову хоть какая-то отговорка, так что меня с неизбежностью ожидают большое блюдо сплетен и черствый пирог.

Самый мягкий пирог она умеет очень быстро превратить в пыльный картон. Как ей это удается, для меня загадка. Чтобы проглотить один кусок, мне нужно выпить три чашки чая. Завтра совершу подвиг — откажусь от второго куска. Начну новую жизнь. С нового листа. В начищенных до блеска ботинках. Этим я и занимался половину утра. С ботинками я справился довольно быстро. Больше всего времени ушло на то, чтобы удалить ваксу с рукавов рубашки. Зато теперь они сверкают. Ботинки. А рукава я просто засучил. Их уже не отчистить. На это последует комментарий: «Где это вы всегда так пачкаете рукава, господин Грун?!» Здешняя жизнь состоит из никогда и всегда . Сегодня еда «никогда не подается вовремя и всегда слишком горячая», а завтра «всегда подается слишком рано и никогда не подогревается». Однажды я тактично напомнил людям об их прямо противоположных прежних высказываниях, но логика здесь не в чести. «Опять вы умничаете, господин Грун».

суббота 5 января

Вчера снова за ужином был праздник: в меню значился индонезийский рис с овощами и курицей — нази-горенг. Большинство старых холостяков и старых дев предпочитает стандартные блюда, экзотические изыски у них не катят. Они отказались от них еще в 60-х годах. Тогда в Нидерландах входили в моду спагетти, но они не вписывались в обязательную программу: по понедельникам цикорий, по вторникам цветная капуста с кашей, по средам котлеты, в четверг сахарная фасоль, в пятницу рыба, в субботу суп с хлебом и в воскресенье ростбиф. Когда у наших едоков разыгрывался зверский аппетит, они съедали котлеты во вторник и весь остаток недели пребывали в полном замешательстве.

Заграничные выкрутасы не про нас. Мы привыкли заранее, за неделю, выбирать из трех различных блюд, но на этот раз что-то не заладилось. Вчера по непонятной причине в меню значился только нази-горенг. Какая-то накладка с доставкой. Наш повар был явно ни при чем.

Так что мы поневоле выбрали нази. Те, кто сидел на строгой диете, получили хлеб. Поднялась волна возмущения. Госпожа Хоогстратен ван Дам (она настаивает, чтобы к ней обращались только так) ограничилась тем, что выковыряла оттуда кусочки яичницы; ван Гельдер нази принципиально «не жрал », зато справился с целой миской маринованных овощей; толстяк Баккер громогласно потребовал подливки к своему рису. Мой друг Эверт (когда ему надоедает собственное кулинарное искусство, он ест с нами) предложил ничего не подозревающим сотрапезникам острую приправу: «Не желаете ли немного кетчупа к вашему рису?» Он и бровью не повел, когда доверчивая госпожа де Прейкер после этого закашлялась и уронила в маринад свою искусственную челюсть.

Ее увели, и немного погодя Эверт прошелся по кругу, примеряя всем подряд ее зубы, словно хрустальные башмачки Золушки. Он прикинулся невинной овечкой, когда завотделением вызвала его на ковер. Даже пригрозил обратиться в службу контроля за качеством товаров, потому что-де обнаружил искусственную челюсть в банке с маринованными овощами.

Перед обедом я успел заглянуть на чай к госпоже Виссер. Ее болтовня еще хуже, чем ее чай. Я ей сказал, что не ем выпечки, доктор не разрешил. А почему не разрешил? Потому что у меня высокий сахар. От 20 до 25. Я нес несусветный вздор, потому что злился на самого себя, но она нашла нашу беседу весьма содержательной. И мне пришлось взять с собой три куска пирога на случай, если сахар придет в норму. Теперь они лежат в аквариуме на третьем этаже.

воскресенье 6 января

Из меня все больше капает. На белых кальсонах желтые пятна очень заметны. Желтые кальсоны были бы куда лучше. Я немного стесняюсь дам из прачечной. Так что в настоящее время вручную оттираю самые злостные пятна. Провожу, так сказать, предварительную стирку. Если я не сдам белье в прачечную, то вызову подозрения.

«Вы когда-нибудь надеваете чистое белье, господин Грун?» — спросит меня толстая дама из хозяйственной службы.

«Нет, толстая дама из хозяйственной службы, эти кальсоны так прикипели к моей старой корме, что я, кажется, буду таскать их до конца жизни», — с удовольствием отвечу я.

Трудный выдался день: все тело трещит по швам. Ничто не может остановить износ старого корабля. С каждым днем принимаешь на борт все меньше груза, но на самом деле разваливаешься. Постепенно. Вот уж и волосы перестали расти. Во всяком случае на голове, зато в носу и ушах — сколько угодно. Но забитые бляшками сосуды уже не чистятся. Ни одна шишка не исчезает, и нижний кран непрерывно протекает. Одностороннее движение по направлению к ящику, вот что это такое. Ты никогда не молодеешь — ни на день, ни на час, ни на минуту.

Сидишь и хнычешь, старая развалина? Но хныкать лучше внизу, в гостиной. Там это развлечение номер один. Не проходит и получаса, как начинаются разговоры про какую-нибудь болячку.

Похоже, я малость захандрил. Нет чтобы ценить старость, наслаждаться ею, но это чертовски редко удается. Пойду прогуляюсь. В конце концов сегодня воскресенье. А потом под добрую рюмку коньяку немного послушаю Моцарта. Может быть, загляну к Эверту, его дурацкие выходки оказывают на меня благотворное терапевтическое воздействие.

понедельник 7 января

Оказывается, вчера началось расследование скоропостижной смерти рыб на третьем этаже. В воде еще плавали остатки пирога госпожи Виссер. С моей стороны было глупо бросать пирог в аквариум. Если до ее ушей дойдет, что рыбы скончались от передозировки размокшего пирога, следы преступления прямиком приведут ко мне. Я должен подготовить линию защиты, а именно заглянуть за советом к адвокату Дёйкеру. Эверт — эксперт по части лжи во спасение.

В нашем доме запрещается держать домашних животных, за исключением рыбок и птичек «размером не более 10 и 20 сантиметров, соответственно». Так указано в правилах внутреннего распорядка, чтобы нам не вздумалось заводить акул и орланов.

Стариков безжалостно разлучали с их собаками и кошками. Какими бы тихими и спокойными, старыми и немощными ни были четвероногие, правила есть правила: в приют! в Дом Заката!

«Нет, мадам, нет. Мало ли что Раккер единственное в мире существо, к которому вы привязаны. Мы не можем ни с того ни с сего делать исключения».

«Ваша кошка действительно целый день лежит на подоконнике, но если мы пустим сюда хоть одну кошку, завтра у нас разлягутся на подоконнике три датских дога. Или один лиловый крокодил».

Госпожа Бринкман — здешний чемпион: она умудрилась семь недель прятать старую таксу в шкафчике под раковиной. Но ее все-таки обнаружили.

Вероятно, имел место донос. Только подумать, все пережили войну и выдали-таки директрисе престарелую собачку. А директриса, вместо того чтобы с позором упечь в тюрьму гада-доносчика, предпочла отправить в приют собачонку. Та промучилась еще два дня и скончалась. Где же были защитники животных?

Директриса сочла за благо скрыть эту мелкую подробность от ее хозяйки. Когда госпожа Бринкман через три дня выяснила, на каком трамвае можно доехать до собачьего приюта, ее собачка уже лежала в сырой земле. Госпожа Бринкман расспрашивала всех, нельзя ли после ее смерти перехоронить рядом с ней собачку. И слышала решительный ответ: «Это не по правилам».

Завтра утром мне нужно к доктору.

вторник 8 января

На доске рядом с лифтом вывешено объявление, что в аквариуме на третьем этаже обнаружено большое количество пирога. Рыбы, наевшись пирога, передохли. Каждый, кто может пролить свет на это событие, пусть срочно обращается к заведующей отделением госпоже де Рооз. По желанию конфидента будет соблюдена анонимность.

В 11 часов я явился к госпоже Рооз. Фамилия досталась ей явно по иронии судьбы. Ей больше подошла бы «Крапива». По логике вещей, уродливые люди в порядке компенсации должны вести себя особенно учтиво. Но в данном случае имеет место нечто прямо противоположное. Она несокрушимая каменная стена плача. Ну да ладно. Итак, госпожа де Рооз.

Я сказал ей, что, возможно, смогу дать некоторое объяснение казусу с пирогом. Она тотчас навострила уши. Я сказал, что не хотел обижать госпожу Виссер, отказываясь от ее самодельного пирога, что положил клейкую массу на тарелку, а тарелку оставил в кладовке на третьем этаже. С самыми лучшими намерениями. Полагая, что кто-нибудь из жильцов воспользуется моим анонимным подарком. К сожалению, я вынужден констатировать, что пирог каким-то образом оказался в аквариуме, а моя голубая тарелка исчезла.

Де Рооз слушала меня с нескрываемым недоверием. Почему же я сам его не съел? Почему оставил именно на третьем этаже? Кто-нибудь может подтвердить мои слова? Я попросил, чтобы разговор остался между нами. Она ответила, что постарается что-нибудь для меня сделать. И тут же принялась выяснять, каким образом госпожа Виссер смогла сама испечь пирог. Печь и варить в комнатах строго воспрещается. Я поспешил сказать, что не уверен, что пирог был самодельным. Поздно: расследованию был дан ход. Я утрачу симпатию госпожи Виссер, что, конечно, еще не катастрофа. Но подозрение падет на все наше ни в чем дурном не замеченное отделение. Так что пищи для сплетен хватит на несколько недель.

И к доктору я не попал. Он заболел. Если к понедельнику он не выздоровеет, кто-нибудь его заменит. В экстренных случаях можно обратиться к врачам из соседнего дома престарелых. Некоторые лучше умрут, чем будут демонстрировать свой скрюченный позвоночник «шарлатану из Дома Сумерек». Другие мечтают, чтобы из-за каждого чиха за ними прилетал санитарный вертолет. Мне это без разницы. Не все ли равно, какой доктор скажет, что тут уж ничего не поделаешь.

среда 9 января

Все-таки вчера из-за возни с дохлыми рыбами я был немного не в себе. От кофе госпожи Виссер и нервотрепки у меня случился понос. И я половину утра просидел в клозете со старым портфелем газетных вырезок (позаимствовал их в гостиной).

Гостиная — комната, где гости беседуют. Красиво звучит. Но одно дело — флаг, а другое — груз. Какие уж там беседы. Правильнее было бы написать на двери три «с»: стоны, сплетни, сожаленья. Расписание на день для некоторых. Заходил Эверт. Через дверь клозета он ввел меня в курс последних событий: теперь никто никому не доверяет и каждый видит в любом соседе потенциального убийцу рыб.

Мое отсутствие вызвало подозрения. Я поинтересовался у Эверта, не может ли он ненавязчиво оповестить о моем поносе как о некой разновидности алиби. Сам я мало что могу сделать, разве что ненадолго приоткрыть дверь в клозет и дверь на лестницу. Я всегда проветриваюсь и вообще доволен своей персоной, но сейчас меня мутит от себя самого. Мутит вдвойне. Потому что я все-таки, в сущности, расчетливый говнюк. Метафора, весьма подходящая к случаю.

Да, пора мне проветриться. Я сутки просидел на сухарях и активированном угле, так что снова могу пойти на прогулку. Поищу чистотел, ведь, как сообщают газета и календарь фенологических примет, это первый признак весны. Если, кроме чистотела, найду еще мать-и-мачеху, купырь и мартовскую фиалку, то весна станет очевидным фактом. Но я понятия не имею, как эти растения выглядят.

Природа опередила сама себя на шесть недель. Но для перелетных птиц, которые твердо решили в этом году оставаться дома, есть плохая новость: грядет похолодание.

четверг 10 января

При нашем доме имеется красивый сад. Но он почему-то на замке. Зимой нас туда не пускают. На всякий случай. Дирекции лучше знать, что нам на пользу.

Стало быть, в это время года приходится дышать свежестью ближайшего окружения. Мрачная застройка конца шестидесятых. Скудные полоски зелени используются в качестве мусорных баков. Можно подумать, что по ночам здесь разъезжают фургоны городской службы очистки, которые не собирают мусор, а рассовывают его по улицам и скверам. Бредешь по морю консервных банок, оберток от чипсов и старых газет. Почти все первые жильцы здешних многоэтажек перебрались в таунхаусы Пюрмеренда или Алмере. Остались только те, кому переезд не по карману. Освободившиеся квартиры заселили турки, марокканцы и суринамцы. Не слишком приятная социальная смесь.

В настоящее время, выходя в рейс, я рассчитываю сделать два перехода примерно по 500 метров. На полпути сажусь на мель, то есть на скамейку. Дальше идти не рискую. Мир сокращается. От дома я проложил четыре разных круговых маршрута длиной примерно в километр.

Только что заходил Эверт. Он в полном восторге от суматохи вокруг дохлых рыб и планирует подлить масла в огонь. Хочет предпринять вторую атаку, на сей раз с еврейским песочным печеньем. Но в здешних магазинчиках наверняка запомнили бы его покупку. Поэтому вчера он проехал несколько километров на автобусе, чтобы купить песочное печенье в ближайшем супермаркете. Теперь оно лежит у него в шкафу. Я спросил, надежное ли это место. «Это свободная страна, — сказал он. — И каждый может прятать у себя дома столько печенья, сколько захочет». С выпечкой у меня проблемы, но идея с еврейским печеньем была великолепной, ведь оно розовое. Эверт ожидает особого цветового эффекта.

суббота 12 января

Наша директриса, госпожа Стелваген (мы еще не раз ее упомянем), ввела единое правило для окружающей среды: температура в комнатах жильцов не должна превышать 23 градусов. Если старикам холодно, пусть надевают куртки, распорядилась она. Одна из жиличек, старушка из Индии, доводит температуру до 27 градусов. У нее в комнате повсюду стоят миски с водой для увлажнения воздуха. Тропическим растениям это идет на пользу. Для комнатных растений температурный максимум пока не установлен, но я предполагаю, что Стелваген над этим работает.

Госпожа Стелваген всегда любезна, готова выслушать и подбодрить каждого, пряча под маской сострадания нездоровую дозу самолюбования и тирании. Ей сорок два, она хозяйничает здесь полтора года, пробиваясь наверх подхалимством или нахрапом, в зависимости от того, с кем имеет дело. Вот уже год, как я веду за ней пристальное наблюдение.

У меня есть надежный источник информации: ее секретарша госпожа Аппелбоом. Аня Аппелбоом 23 года проработала у прежнего директора господина Лемера (во время последней волны слияний он не удержался в кресле и досрочно ушел на пенсию). Стелваген понизила Аню в должности, назначив нового начальника канцелярии. Ане осталось до пенсии два года, и она твердо решила не прогибаться перед директрисой. У Ани пока еще есть доступ ко всем официальным документам и конфиденциальным записям. Несколько лет назад она была моей соседкой и спасла меня от отправки в приют для бездомных, устроив сюда. Может быть, спасет еще раз.

По четвергам с утра я частенько захаживаю к ней на кофе. Директриса и начальник канцелярии в это время сидят на производственном совещании заведующих секторами с региональным директором. (Стелваген мечтает стать для начала региональным директором.) Обычно мы с Аней беседуем о том о сем, и в какой-то момент она не выдерживает, спрашивает: «Не проболтаешься?» После чего выкладывает подробности о махинациях Стелваген. Так что кой-какой компромат на директрису мы собрали.

воскресенье 13 января

Вчера вечером Эверт подбросил в аквариум на втором этаже шесть розовых печенек. Золотые рыбки налопались и полопались. Между остатками печенек плавают их трупы. В доме разразился жуткий скандал.

Когда подали кофе, Эверт вышел как бы в туалет, поднялся на второй этаж, осмотрелся и бросил в воду спрятанные под пиджаком печеньки. Совать пластиковый пакет в мусорный бачок было довольно глупо, ведь это улика, но, к счастью, сегодня утром уборщица уже вынесла весь мусор. Аквариум стоит в довольно темном углу, и вчера вечером никто ничего не заметил. Вся операция была, конечно, рискованной. Если бы его поймали, ему пришлось бы немедленно вызывать грузовой фургон и съезжать с квартиры. Может, в глубине души ему и хотелось, чтобы его застали на месте преступления. Тогда он стал бы отпираться, изворачиваться — и в самый последний момент пошел бы на попятный. Он считает, что играть нужно только так. Согласно его философии, жизнь не что иное, как наиболее приятный способ убивать время. Это и есть свобода. Я ему завидую. Но я быстро учусь.

Вчера я сильно нервничал, потому что Эверт заранее сообщил мне о теракте, чтобы я смог обеспечить себе надежное алиби, что оказалось нелегко. Пришлось довольно долго ждать в гостиной, пока, наконец, двое жильцов с моего этажа не собрались наверх. «Я с вами. Ну, за компанию». Господин и госпожа Якобс посмотрели на меня как-то недоверчиво.

Утром, сразу после девяти, поднялась тревога. По дороге в церковь госпожа Брандсма увидела, что рыбы плавают вверх брюхом. Кажется, была попытка замять эту историю, но госпожа Брандсма поведала ее всем, кого встретила по дороге к дежурной сестре. Тут же ко мне в дверь постучал мой сосед:

— Представляете, я слышал…

Интересно, о чем пойдут разговоры за кофе.

понедельник 14 января

Еще одно трагическое происшествие, связанное с животными. Госпожа Скрёйдер чистила клетку с канарейкой и нечаянно втянула птичку в пылесос. Дрожащими руками она несколько бесконечных минут пыталась открыть пылесос. А когда открыла, от ее веселой свиристелки почти ничего не осталось. Ей надо было сразу выключить пылесос. Пташка потрепыхалась еще несколько минут и испустила дух. Скрёйдер безутешна и истерзана угрызениями совести.

Помощь персонала состояла в том, что страдалице посоветовали как можно скорее убрать клетку.

Здесь у нас каждый имеет особое мнение насчет печенья в аквариуме. Но спросите кого-нибудь, что он думает о войне в Сирии, он посмотрит на вас так, словно вы предложили ему прокомментировать теорию относительности. Несколько плавающих вверх брюхом рыбок волнуют нас куда сильнее, чем целый автобус с женщинами и детьми, взорванный в далекой стране.

Чтобы не прослыть ханжой, не стану отрицать, что на полную катушку наслаждаюсь скандалом с рыбами. Переполох, охвативший большинство здешнего населения, весьма впечатляет. Так что я опять отправляюсь в гостиную, чтобы принять участие в светской беседе о дохлых рыбах.

Снова наступила зима. Еще не упало ни единой снежинки, но вчера я уже видел на улице первого старика в шерстяных носках поверх ботинок. Чтобы не поскользнуться.

вторник 15 января

Выпал снег, первый в этом году. Это означает, что никто не высовывает носа за дверь и все делают запасы. В нашем магазинчике внизу не купишь ни печенья, ни шоколадки. Прямо как в военное время. К счастью для современной молодежи, мы — последние, кто пережил войну, и скоро избавим ее от вечных стариковских историй о супе из тюльпановых луковиц и о семичасовой беготне в поисках пучка моркови.

Всего скончались семь рыбок. Вчера вызывали полицию. Два юных сотрудника понятия не имели, что им делать. Ничего похожего на успешное расследование, как его показывают по телевизору. Сначала они со всех сторон осмотрели аквариум. Как будто прикидывали, нельзя ли оживить рыбок.

— Да, сдохли, — сказал один.

— Вероятно, объелись печенья, — сказал другой.

Директриса распорядилась оставить дохлых рыб в аквариуме — в качестве улик. Возможно, она ожидала патологоанатома. Не берусь судить. Во всяком случае, полицейские предпочли поскорее смыться. Директриса, повысив тон, потребовала углубить расследование, но молоденький полицейский сказал, что для этого требуется подать заявление.

— А нельзя ли приступить немедленно?

Никак нет, только по заявлению. Надо принести его в участок или послать по интернету.

— Но что тогда будет с трупами?

Полицейский предложил выбросить их в мусорный бак. Только не оставлять их там надолго. Или спустить в унитаз. Всего наилучшего.

И господа полицейские с поклоном удалились, а госпожа Стелваген так и осталась стоять с открытым ртом. В полном шоке.

— Возмутительно! Возмутительно. Так не ведут себя с гражданами!

Приятно было слушать, как она бесится. К счастью, ее власть не простирается за стены этого дома.

среда 16 января

Заходил Эверт. Чтобы не торчать в гостиной, мы прогулялись по снегу: пять минут бредем, пять минут отдыхаем. Становится неизбежным выбор иного способа передвижения. Имеются три соблазнительные возможности: ходунки, трехколесный скутмобиль или мотоколяска «Canta LX».

На прошлой неделе здесь, на углу у школы, рядом с маленькой «кантой», торчал паренек лет шестнадцати-семнадцати. На этой красной, как помидор, машинке он развозил по домам школьные ранцы хорошеньких одноклассниц. (Сами девушки ехали следом на велосипедах.) «Канту» он шутки ради не совсем легально позаимствовал у своей бабушки. Я еще не встречал молодых людей, которые в шутку катались бы на скутмобиле или бегали за ходунками. По этой причине мой предварительный выбор падает на подержанную «канту». И тогда я присоединюсь к обществу всех невероятно дурных водителей, разъезжающих на таких развалюхах.

Недавно одна «канта», не тормозя, въехала в супермаркет и остановилась среди всевозможных тянучек и упаковок сливочного масла. Двух толстух в полном шоке прижало к ветровому стеклу. Их собачку заклинило под педалью тормоза. Действительность превосходит всякую фантазию.

У нас в доме почти каждый разговор вращается вокруг снега или.

Ознакомительный фрагмент закончен. Читать книгу на сайте Литрес

Мастер-класс с видео: Как сделать трон для принцессы, или Даем вторую жизнь старому стулу

уважаемая елена! а музыка для приветствия детей «добрый день»- есть какая-то определенная? поделитесь, пожалуйста) очень понравился сценарий, легкий по настроению и заводной)

Просьбу увидела.С удовольствием поделюсь .Если не горит,отвечу через пару дней. Весь материал на работе в ноуте,но ветром порвало провод и нет инета. Подождите.

круто! а как вы объяснили отсутствие деда мороза? и сколько лет вашим детям было?

Детки 13-14 лет. Обьяснила, так:
«Меня Снегурочкой зовут,
На Новый год меня все ждут.
Жаль заблудился Дед Мороз —
У него уже склероз!»

БЛОК КОНКУРСОВ И ИГР
1. ИГРА «Елочки-пенечки» Пока Снегурочка путешествовала, она заблудилась в лесу, а там елочка да пенечки. Вот сейчас мы с вами поиграем в такую игру: когда звучит «Елочки» – танцуем на месте, показываем елочки, когда звучит «печенки» — приседаем. ТРЕК№ 21
2. ИГРА «Споемте друзья, но песня чья? (Проводит Дед Мороз)
ДЕД МОРОЗ: У Деда меня есть брат-побратим. Вы конечно догадались, что это Санта Клаус. Новый год справлять одному грустно и поэтому как-то я решил позвать в гости Санта Клауса. Ну, думаю, после того, как мы встретим Новый год, с конфетами и лимонадом «Буратино», будем петь песни. Решил я не мудрствуя особо, напечатать крупным шрифтом по одному куплету разные новогодние песни и отправить по e-mail Санта Клаусу. Все куплеты, в процессе перевелись на английский язык. Санта решил перевести их назад на русский. И выучил текст от первого слова до последнего. Но если бы вы видели, какой перевод в конце получился и какие слова выучил Санта Клаус! Давайте разберемся все вместе и восстановим правильные слова в куплетах. (Дается участником по одной карточке, где написан следующий текст. Они должны за минуту понять, что это за песня. По истечении минуты Ди Джей включает минус песни. Каждая группа детей должны поднять руку, если это звучит их песня. И спеть правильный куплет) Папка «Письмо С-К»

1.Перевод. (ТРЕК№1)
Трусливый заяц серовато
Под елкой танцевал.
Иногда волк, сердитый волк рысью побежал.
Иногда волк, сердитый волк рысью побежал («В лесу родилась Елочка»)
2.Перевод (ТРЕК№2)
Если бы только не было зимы в городах и селах,
Никогда бы не известны эти дни мы веселые.
Не кружила б малышня возле снеговика,
Не петлей тропы если бы только, если бы только, если бы.
Не петлей тропы если бы только, если бы только, если бы. («Кабы не было зимы» Простоквашино)
3.Перевод. (ТРЕК№3)
Расскажи Maiden, где она была,
Скажи мне, дорогая, как ты.
Ran над вами, Дед Мороз,
Я пролила немало горьких слез.
Давай, давай, выходи на танец.
Нет, Дед Мороз, не Санта-Клаус,
Нет, Дед Мороз, погоди. («Расскажи Снегурочка, где была»)
4.Перевод (ТРЕК№4)
Небольшие елки
Это холодно зимой.
Из дерева леса Рождество
Мы забрали домой.
Из дерева леса Рождество
Мы забрали домой. («Мал Елочке»)
5.Перевод (ТРЕК№5)
И берет меня и уносит меня
Звон в расстоянии снега
Три белых коня, О, Три белых коня
Декабрь, январь и февраль. («3 белых коня»)
6.Перевод (ТРЕК№6)
Ой, Мороз, Мороз, Мороз не я
Не Морозов мне лошадь.
Я прихожу домой на закате
Обнимите жену сытая лошадь. («Ой,Мороз,Мороз»)
7.Перевод (ТРЕК№7)
Я буду петь песню про пять минут!
Это пусть они поют мою песню!
Пусть это летать по всему миру,
Я даю вам эту песню!
Эта песня, около пяти минут! («Песенка про 5 мин»)

Какие вы все молодцы! Настоящие знатоки песен про Новый год. А теперь кто хочет получить особенный приз, тот должен спеть по переводу Санта-Клауса т.е. по листочку.
3. Фотопробы. Смеяться будем дважды. Во время самого процесса и спустя некоторое время, когда получим готовые снимки. Не скупимся на мимику и жесты! НУЖНО 12 ЧЕЛ. Каждому гостю придумываете кастинг с фотопробами на роль: самого доброго Деда Мороза; самого жадного Деда Мороза; самой красивой Снегурочки; самой сонной Снегурочки; самого объевшегося гостя; самого веселого гостя; самой хитрой Бабы Яги; самого злого Кащея; самого сильного богатыря; самой капризной принцессы; самой огромной снежинки.
4. Эстафета «Сороконожка» 2 команды по 3 чел. Дети становятся др за др, шарик зажимается между спиной предыдущего и животом последующего ребенка. Руки опущены вниз. А теперь — пошли! Нужно так пройти до стула, каждому взять «земляничку» (по конфетке), обойти стул и вернуться к началу дистанции. Гусеница, которая не рассыплется по дороге, победила!
5. Конкурс для мальчиков. Нужно 3-5 мал. Под звучащую музыку артистично изобразить что звучит.
6. Игра «Прищепки» Водящий просит отвернуться участников и посчитать до 30, а в это время цепляет прищепки к предметам (всего 20-30 шт). Тот, кому удалось собрать больше всех прищепок, получает приз.
7. Эстафета «Кенгуру» прыгать дистанцию с шариком, зажатым между колен, на шее у нашего кенгуру должна быть небольшая тканевая сумка (карман). В качестве кенгуренка может быть любая мягкая игрушка. Прыгаем, сдаем «кенгуренка в детский сад (на стул), возвращаемся, передаем шарик и сумку следующему члену команды.
8. Где-то на белом свете покажите, кто как мерзнет на улице, кто как плавает, как мы спим. ТРЕК№ 22
— «Где-то на белом свете» — разведенные руки вверх, как бы не знаете, где точно;
— «Там, где всегда мороз» — обнимаем себя, потираем руками – пытаемся согреться;
— «Трутся спиной медведи о земную ось» — друг к другу спинами;
— «Мимо плывут столетья» — плывем;
— «Спят подо льдом моря» — ладошки вместе и к правому и левому уху.
— «Трутся об ось медведи» — пусть для каждого, сосед справа станет осью
— «Вертится земля» — руки поднимаем высоко вверх и делаем круговые
— «Ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла Вертится быстрей земля» — пошли по кругу.
8. Эстафета «Пингвинчики» с воздушными шарами, но шарик нужно зажать между щиколотками снизу, 10 см от пола. Прыгать не надо, идем маленькими шажками к цели (до 3м), стараясь не потерять шарик. ТРЕК 23
9. «Восход-закат» Для первого этапа эстафеты нужно по одному желтому шарику для каждой команды. Это у нас будет солнце. Члены команды становятся в очередь друг за другом, передавая шарик назад над головой (восход), а от последнего игрока к первому — между ногами (закат). Побеждает та команда, у которой это получится быстрее.
10. Джингл Белз на разных языках – определить язык. Папка «Дингл Белз»

Снегурочка: Пусть Новый год в ваш дом войдет
С надеждой, радостью, с любовью.
И в дар с собою принесет
Большое счастье и здоровье.
Пусть падает на плечи снег,
Звенят сосульки, блещут звезды,
ДЕД МОРОЗ: И верит каждый человек,
Что испытать себя не поздно.
Давайте праздновать друзья!
Иначе просто быть не может,
Судьбы вам светлой и хорошей
От всей души желаю я.
А теперь подарки.
Подарок получает… (выдаются детям подарки по списку)
ФИНАЛЬНАЯ ПЕСНЯ ТРЕК№24
СНЕГУРОЧКА: Тут и сказочке конец!
Кто играл-тот молодец,
ДЕД МОРОЗ: Ну а кто в ладоши хлопал,
Кто пустился в пляс галопом,
Тот вообще у нас герой!

Розважально-ігрова програма біля ялинки «Новорічний мікс 2022»
Виходить Снігуронька:
Доброго дня, любі хлопці й дівчата.
Всіх вас я радо вітаю зі святом!
Бачу, які ви гарненькі, чудові.
Будьте щасливі завжди і здорові.
Сьогодні мої казкові друзі з радістю завітають до вас щоб з вами пограти,поспівати з Новим роком привітати.
Це свято радісне й веселе, і душу людям зігріває, стає тепліше у оселі, хоча надворі і зима. Його не можна не чекати, воно приходить на поріг – Це світле і щасливе свято, що має назву — всі голосно НОВИЙ РІК! А яка в нас ялинка чудова ,давайте в веселому таночку роздивимось її (муз.02)
(Коли стали в коло дзвонить Д.М 03) СН-Ой дідусь дзвонить!Зараз включу ,щоб чули усі:
«Добрий день Снігуронько!Вам недовго вже чекати,
Поспішаю я на свято. Веселіться, виглядайте, подарунки зустрічайте!
Їду лісом я до вас ! Нам зустрітись скоро час! Дід Мороз».
СН. Ми чекаємо на тебе. До зустрічі ! (ховає телефон) А зараз давайте подумаємо ,кого ми запросимо на свято.(муз. 04 заходять Кіт Базіліо та Ліса Аліса- співають)
СН.А ось і наші перші гості!
Л.Аліса-Та ми зовсім і не у гості.Ми шукали* ПОЛЕ ЧУДЕС* та заблукали . Кіт- А я , взагалі нічого не бачу тож ми і попали до вас . Та скільки тут дітлахів
гарненьких розумненьких(дивиться над окулярами,згадав що сліпий став стукати палицею)Подайте на прожиття.(.Лисиця його осмикує)
Л.А-Ми так змерзли та втомились . Дозвольте скористатися вашою гостинністю.
СН.-Так звісно лишайтесь з нами . Скоро Новий РІК ,ви ж не будете зустрічати його в дорозі .А ми чекаємо на Д.М. Він їде до нас з подарунками.
Л.А-Ой як би він не заблукав в дорозі. Слухайте ,коли йшли через ліс раптом зірки на небі стали зникати , все закрутилось, здійнялась хуртовина ,а коли місяць зник — стало зовсім темно.
СН- Треба Дідусеві Морозу допомогти . Любі наші гості ви поки відпочивайте ,з дітками пограйте,а а я відправлю сніговиків з ліхтарями на зустріч дідусеві.(тікає)
Л.А- Дітки ви такі гарненькі .У вас такі костюми яскраві! Од же видно дуже постарались ваші батьки ,до Н.Року гарно підготувались .
Кіт-Так дуже гарненькі(з під окулярів)
Л.А – Ти ж сліпий ,знову забув? Але тут це не важливо.Ми дуже змерзли . Давайте потанцюємо. (лисиця в центрі кола показує рухи) муз.005
Кіт- Алісо! Ти така розумниця ,знаєш багато загадок.
Л.А- Так твоя правда я дуже розумна ,хоча мій розум плутають з хитрістю.То ж давайте відгадувати мої загадки. Я почну , а ви кінчайте, хором всі відповідайте.
Я падаю на ваші хати.
Я білий-білий, волохатий.
Я прилипаю вам до ніг і називаюсь просто. (сніг)
Стало біло навкруги –
Я розтрушую сніги,
Наганяю холоди,
Води сковую в льоди,
В дружбі з дітьми я всіма. Здогадались? Я — .

Там, де поле, там, де луг,
Ходить завірюха,
Сипле сніг із рукавів і морозить …. (вуха)

Гріє взимку, наче груба
Хутряна, тепленька _ _ _ _(Шуба)

Зірки в небі розпустилися
І на землю покотилися.
Палахає там і тут
Наче золотом _ _ _ _ _(Салют)
.
Червоненький в нього ніс,
Він даруночки приніс,
І зробив чималий крос, хто це, дітки? (Дід Мороз)

Мороз на вулиці гуляє,
Щічки й ніс усім щипає,
Кожен має костюм свій, бо у залі рік …(новий).
Л.А-Молодці!
Кіт- А ,чого це ти ,та ти ,я теж хочу пограти . Давайте пограємо в мою кошачу гру.Ставайте в коло, я буду розкручувати цей клубочок ,а ви підстрибуйте щоб він вам по ніжкам не стукнув.(муз.006 )
Л,А-Базіліо ,ти поменше стрибай ,а то загубиш п’ятаки.(Кіт достає гроші лічить починає шукати.лазить по підлозі ,під ялинкою знаходить)
Кіт- Фу….ну і ялинка! Фу яка не гарна . От у моїх бувших хазяїв була ялинка так ялинка.
Л,А- Давай її по нашому прикрасимо.
Кіт — Ні давай краще свою виростимо. Пом,ятаєш ми казали Буратіно ,як що посадити п’ятаки то виросте дерево. Давай самі спробуємо. А он під ялинкою горщечки стоять.(беруть горщики)
Л.А.-Згодна. Ділимось на дві команди . Кожна команда придумає закляття для чарівництва
Кіт- А чим тобі не подобається моє КРЕКС ,ПЕКС, ФЕКС ?
Л,А- Та від такого закляття ростуть тільки фікуси.(Розходяться по командам , придумують закляття і кладуть до горщика гроші ,кажуть закляття ,закривають ширмою . За ширмою міняють горщики на пальми ) 007
Кіт- Поки ялинки ростуть граємо у гру «Доспівай пісню про ялинку»—007
Л,А- Мабуть вже ялинки виросли .( Ширму прибирають всі бачать пальми.)- Ой знов не вийшло . Ну нічого будемо прикрашати пальми . Хто швидше (квітки на прищіпках,.)008
З,являється Снігурочка здивована-Як це сталось?Цього не може бути,як мої пальми так швидко виросли ?
Кіт-Та це ми посадили монети щоб виросли ялинки ,а виросли пальми!
СН.- Ні це я посадила кілька днів тому зернятка фінікової пальми. Тільки не розумію чому вони так швидко виросли?
Кіт- Ні це наші ялинки! Тьфу пальми!Вони виросли з наших п’ятаків !
СН- Діти скажіть ,хіба можуть з п’ятаків вирости дерева?(підходить до гощиків,риється і достає п’ятаки)—Ось вони ваші гроші.
Кіт – Що знову мене обдурила? Це ж ти мені сказала що їх треба в землю садити ! Що ,за дурня держиш? Ану віддай гроші!
Л.А- А я шо? А я ні шо .(тікає кіт за нею)
СН- як малі діти!(під музику 009 виходить Солоха (тягне мішок)
Сол.- Ой як важко керувати однією рукою мітлою ,а другою зірочки збирати.
СН- Добродійко! Ви хто така будете? Це ви Баба Яга?
Сол. -(здивовано). Ти що, дорогенька хочеш мене образити? З глузду з’їхала? Ти не знаєш, хто я така?
СН. -Та ось щось дивлюся, придивляюся, не можу впізнати.
Сол.- Дуже чудернацько! Як це можна мене не впізнати? Мене повинні знати всі!
СН.- А чого це ми повинні вас знати? Ти що Алла Борисівна Пугачова?!
Сол-. Ой-ой-ой! Я — перша відьма-красуня у нашому хуторі »Деканька», переможниця конкурсу «Екстрасенс року».Вмію чирати по зірках А інколи просто розважаюсь збираючи їх по небу.(висипає зірки з корзини)
СН.-Так це ви сьогодні всі зірки з неба зняли?
Сол.-Ну і шо? Ми з чортом поспорили хто більше зірок набере.Так він ні одної не встиг взяти поки з мішка вилазив.
Чорт заходить у мішку 010 . Солоха підходить :
-Діти відгадайте хто у мішку. Звісно чорт!(вилазить з міша)
Чорт-. Позвольте, нєсравнєнная Солоха,заметіть шо ви нечесно поступілі бо пока я з мішка вибирався ваши чарівниє ручкі успелі усі зірочкі собрать.Так я шоб не бути у накладі місяць прихватив(дістає)
СН.- Що ж ви наробили ! Через вас люди в темноті блукають. Ось і Д.М не може потрапити до нас на свято . Ви повинні як найшвидше повернути місяць та зірки на місце.
Чорт та Сол- Добре ! Не треба так кричати. Ми все повернемо, як що ви дозволите нам залишитись на святі та пограти з дітками.
СН.-Добре.
Сол. – Перед тим ,як повернути зірки на місце треба обережно зірочки зібрати в ці коробки. Розділимось на 2 команди переможе та команда в кого буде більше зірочок.(муз.011)
Гра мітлоліт (муз012)
Сол. –Молодці !.А тепер затанцюємо мій таночок 013
Чорт- А я знаю гру з рогачами і кулькою . Знову ділимось на 2 команди .Рогачем жинемо кульку навколо фішки. (муз014)
СН.- Ми грали з вами ,танцювали і дуже просимо вас повернути зірочки та місяць на місце.(Солоха ,чорт збирають речі виходять) А ми з вами будемо чекати на Д.М та грати в гру « Ловимо сніжинки»(муз 015)
ТЕЛЕФОН 003 ,Снігуронька слухає ,а потім говорить дітям-
—Сніговики кажуть ,що згасли ліхтарики і дідусь не знає в яку сторону йти.Давйте разом покличимо Д.М .Він нас почує.( всі кличуть Д.М. він заходить разом з Конем та Козою)016
Дід Мороз. Добрий вечір вам, громадо!
Бачу, нас зустріли радо!
Кінь-Зачекались ви на нас,
Забарилися до вас!
Коза-Та не винні в цьому ми,
Добирались серед тьми.
Місяць зник і зірочки.
Дід Мороз.А коли з,явився місяць ми були уже на місці . Ваші голоси почули і сюди прибули.
Щастя, радощів сьогодні
Вам бажаємо усім.
На порозі Рік Новий —
Добрий, світлий, чарівний.
Щастя, злагоду — усе,
Хай до хат він нам несе!
Снігурка: Ми на тебе всі чекали
Та вже свято розпочали.
Бачу ти прийшов не один ,а з символами теперішнього та майбутнього року.
Тож давайте танцювати,
Щоб часу не витрачати!
Д.М. Але спочатку треба нашу ялинку засвітити ,щоб вона раділа святу разом з нами. ! Я навчу вас запалювати новорічну ялинку! Для цього вам необхідно 3 рази плеснути у долоні і сказати:
Ялиночко-ялиночко, свій вогник запали нам! Сяйвом зоряних прикрас
Засвітись, ялинко враз!017
СН.- Дідусь навчи на танцювати твій улюблений танець *Опа-опа*(018)
Снігуронька: А тепер запрошуємо всіх до новорічного танцювального марафону!
Коза проводить «Конкурс новорічних побажань»- підходять до кожної дитини з мікрофоном.
Гра «Мішок без дна»-2 команди оббігти навколо Д.М І Сн. 019)
Гра «Ми танцюємо ,ми стрибаємо від метелиці тікаємо» (голуба тканина 020)
Д,М. Прикрасили ми ялинку різними іграшками, а в лісі ялинки різні ростуть, і широкі, і низькі, високі, тонкі. От якщо я скажу «високі» — піднімайте руки вгору. «Низькі» — присідайте і руки опускайте. «Широкі» — робіть коло ширше. «Тонкі» — робіть коло вже. А тепер пограємо! (Ведучий грає, намагаючись заплутати дітей)
Д.М –гра капкан .Герої стають парами тримаються за руки , при зупинці музики хто попався стає разом з ними в капкан. 021
(укр..полька)
Д.М- гра 022 *Кольорові танці*(дітям роздають кольорові стрічки) Як що почуєте пісню про колір який у вас в руках- виходите в центр кола танцюєте та махаєте стрічками.
Конячка:
Нумо, хлопчики й дівчата,
Хочете у гру пограти?
Слово «ТАК» чи слово «НІ» –
Дайте відповідь мені.

– Позолочені горішки?
– З огірками повні діжки?
– Серпантин і прапорці?
– Із сметаною млинці?
– Покривала й ковдри ватні?
– Зайченята шоколадні?
– Дощ блискучий, сніг із вати?
– Пальта, тапки і халати?
– Ополоники й каструльки?
– Різнокольорові кульки?
– Запашні медівники?
– А від бубликів дірки?
– Розвеселий сніговик?
– Хрін, цибуля та часник?
– Зірка промениста?
– В блискітках намисто?
– А з борщем смачним миски?
– Черевики й чобітки?
– Золоті та срібні шишки?
– Різні півники й мартишки?
– Розмальовані хлопушки?
– Простирадла та подушки?
– Крісла, стільчики, лопатки?
– Мармеладки, шоколадки?
– Дід Мороз у кожушку?
– Морква й буряки в мішку?
– В сріблі–золоті вершина?
– Справжня для прання машина?
– Рибки золотисті?
– Гірлянди іскристі?
Конячка- а тепер танцюємо (023)

Ну й веселе ж ваше свято:
Тут пісні, і вірші, й сміх.
Танців і розваг багато,
Ігор вистачить на всіх.
Діти наші так старались,
Всі чудово розважались.
І настав вже, мабуть, час
Подаруночки вручать.
Д.М.Ці пакунки — для малят, їх отримать кожен рад.
Ви долоньки підставляйте,
Подаруночки тримайте.
Снігуронька. Нам в дорогу знову час, Бо чекають всі на нас. Зичимо усім вам щастя, Оминають хай нещастя,
Хай несе вам новий рік мир та радість на поріг.
: А я зичу в Новий рік,
Щоб щасливим був ваш вік.
СНІГУРКА: Хай вам сонечко сміється
І наука хай дається.
Коза: Не привчайтесь у роботі
Відкладати все на потім
Хай щастить вам скрізь і всюди
Хай ростуть з вас гарні люди.
Кінь :Всім бажаєм щастя й долі,
Добра в хаті і на полі.
Вашим родичам, батькам,
Вашим сестрам і братам.
ДІД МОРОЗ
Щоб все ладилось від нині
В нашій славній Україні.

Добрый день, форумчане. Очень люблю ВКМ — незаменимый помощник в моей работе. Наконец выделила время, чтобы поделиться своими наработками. Скоро Новый год, и я хочу рассказать, как детские праздники проходят в нашем дворце культуры и выложу свои сценарии. Сразу оговорюсь, игровое наполнение программы, практически целиком с ыорума, за что огромное спасибо авторам. Начну с пояснения, что и как. Не сочтите мои записи слишком серьезными))) В прошлом году защищала диплом по нашим елкам и пояснения оттуда.

Последние годы, уродителей, а именно они решают в какое учреждение культуры повести своегоребенка на новогоднее представление, появились определенные требования к программам.Во-первых, минимальное количество участников праздника, что бы их ребенку былоуделено максимальное внимание. Во-вторых, это праздничное оформление и общийантураж программы, т.е. герои и их костюмы, возможность получить подарки отДеда Мороза.
Все эти требования,методом проб и ошибок мы объединили в определенную схему, которая уже напротяжении 5 лет успешно работает в нашем дворце.
Праздникпроходит в малом зале дворца. Количество участников не превышает 60-70-человек(3 класса). Программа рассчитана в основном на младших школьников, но и сопределенными коррективами в них участвуют дошкольники (возраст неограничен). Как правило, до Нового года представления проходят дляорганизованной публики (школьники), после 1 января для детей работников предприятий, а так же для всех желающихпосетить наше мероприятие (дошкольники с родителями).
Пришедшие напраздник дети, становятся участниками представления. Они располагаются застоликами, где их ждет сладкое угощение. Возле каждой тарелочки лежит фигуркаопределенной формы (елочка, яблочко, звезда, снеговик и т.д.) – это билетикидля участия в играх. Основное действие строится по эстафетному принципу –вызываем детей с определенной фигуркой, делим их на 2 команды, проходитэстафета, поощрение в виде сувениров получает каждый ребенок. Для удобствапроведения эстафетных игр елка установлена на подставке с колесами и изначальноона просто как антураж праздника стоит у стены, при появлении Деда Мороза иСнегурочки, елка занимает свое законное место в центре зала. Такимобразом, представление делится на двечасти – эстафетно – игровую и традиционное массовое действо с хороводами вокругелки. В зале предусмотрена зона для родителей, что б они могли вместе с детьмипосмотреть представление и по возможности сфотографировать или снять своегоребенка на видеокамеру.
А сейчас попробую прикрепить первый сценарий.Еще раз оговорюсь. Мы сценарии оформляем не совсем по правилам, поэтому вначале таблица с героями и сокращениями))))

Сценарий план и сценарий открытия новогодней елки на площади города «N»

• Выход Домовенка Кузи и Бабы Яги
• Танец «Кабы не было зимы»
• Выход лошадки
• Мульт-концерт
• Выход Деда Мороза и Снегурочки
• Зажигание елочки
• Хороводы (3 шт.)
• Закрытие

1.Театрализованное открытие новогодней елки на площади в городе «N»

DIY РЕСТАВРАЦИЯ СТУЛА СВОИМИ РУКАМИ ! �� КАК ИЗ СТАРОГО СТУЛА СДЕЛАТЬ НОВЫЙ !

Дед Мороз
Снегурочка
Домовенок Кузя
Баба Яга
Лошадь (2 человека)

Под музыку на сцену выбегает домовенок Кузя с сундучком в руках. За ним плетется Баба Яга.

Баба Яга:
Ну, Кузенька! Миленький, прошу тебя, не уходи.

Домовенок Кузя:
Уйди, старая! Видеть тебя не хочу! Каждый год одно и тоже, одно и тоже…ой..(вздыхает)

Баба Яга:
Касатик мой, да тебя избушка ждет-дожидается! Лапами куриными машет, да приговаривает, верни мне, мол, домового нашего, Кузеньку!

Домовенок Кузя:
Вернись она говорит, да было б куда возвращаться! Я ей, значит, полы подметаю, горшки выскребаю, печку начищаю,…а ты даже праздник мне устроить не разрешаешь! Неблагодарная, тьфу!

Баба Яга:
Да не положено мне, Кузенька! Я ж Яга-костяная нога! Моя задача праздники со свету сжить, да тебе удружить. По профессии моей не положено, кренделечек мой сахарный.

Домовенок Кузя:
Что значит, не положено?! Новый год на носу, а ты за старое! Ой, беда, беда огорчение. Ой, уйду от тебя…только ты меня и видела…

Баба Яга:
Кузенька, я пирожков тебе напекла, да с творогом. Пойдем домой, родной…

Домовенок Кузя:
Так! Хватит! Хочу праздника! Хочу! Хочу! Хочу! (топает ногами)

Баба Яга:
А ежели разрешу, домой вернешься? А то как же мне без домового-то, холодно, не уютно…

Домовенок Кузя:
Вернусь, Яга. С тебя блинки да со сметанкой! Договорились?!

Баба Яга:
Ой, ты яхонтовый мой! Конечно, да с капусткой, и вареньем малиновым! С чем угодно, радость моя!

Домовенок Кузя:
Так! (потирает волшебный сундучок) А теперь и впору праздник начинать! А вы готовы, друзья?! Тогда поехали!

Сундучок, сундучок,
Позолоченный бочок!
Расписная крышка, медная задвижка!
Развлекаем мы народ,
Будет дружный Новый год.

1.Танец «Кабы не было зимы»

Домовенок Кузя:
Аплодисменты нашим юным звездочкам!

Баба Яга:
Браво! Брависсимо!

Домовенок Кузя:
Яга, а ты знаешь какой у нас символ наступающего Нового года?

Баба Яга:
Конечно! Это же я! Я символ Нового года!

Домовенок Кузя:
С ума сошла, старая! Не правильно! Ребята подскажите ей, какой символ наступающего года?
Правильно! Это лошадка!
Так давайте под бурные аплодисменты поприветствуем символ наступающего нового 2022 года!
(на сцену поднимается лошадка)

Баба Яга:
Вот она-красавица!

Домовенок Кузя:
Ну, вот, практически все в сборе. Теперь можно и в Новый 2022 год шажок сделать, давайте! Возьмитесь за руки, все вместе. Да крепко-крепко держитесь! Ну, что, друзья, готовы сделать шаг? Отлично! А теперь под счет, делаем шаг в наступающий новый 2022 год Лошади! Три-четыре! Шагаем!

Баба Яга:
Аплодисменты! Браво!

Домовенок Кузя:
Аплодисменты этому замечательному событию! А мы продолжаем творить чудеса!

Сундучок, сундучок,
Позолоченный бочок!
Расписная крышка, медная задвижка!
Развлекаем мы народ,
Представленье всех Вас ждет!

Домовенок Кузя:
Аплодисменты нашим зверюшкам!

Баба Яга:
Кузенька, ну все, праздник закончился, пора и домой идти, пирожки печь. Пойдем.

Домовенок Кузя:
Подожди, старая. Еще самое главное осталось! Вот, как ты думаешь, Яга, чего нам еще на празднике не хватает?

Баба Яга:
Чего-чего, ну избушки моей на куриных ножках! Ее не хватает!

Домовенок Кузя:
Не правильно, старая! Самого главного не хватает! Елочка-то не горит!

Баба Яга:
Ой, точно!

Домовенок Кузя:
Ой, подскажите мне, ребятушки! А кто нам поможет елочку зажечь?
Правильно! Дедушка Мороз и внучка его Снегурочка!

Баба Яга:
Так давайте их звать скорее!

Домовенок Кузя:
Три-четыре! Дед Мороз!

3. Выход Деда Мороза и Снегурочки.

Дед Мороз:
С Новым годом!
С Новым счастьем!
И Снегурочка и я, поздравляем Вас, друзья!

Снегурочка:
Поздравляем, поздравляем!
Быть здоровыми желаем!

Дед Мороз:
Только радости и смеха,
Только счастья и успеха!
А чтоб пелось целый год — заводите хоровод!
Домовенок Кузя:
Дедушка, а елочка-то не горит!

Снегурочка:
Да, Дедушка, без елочки празднику не бывать!

Дед Мороз:
Ой, как же это я забыл. Давайте же ее зажжем скорее!

Пусть уйдут печаль и грусть,
Волшебство свершится пусть!
Каждый видеть будет рад,
Елки праздничный наряд!
Вспыхнут пусть среди ветвей,
Вмиг волшебных сто огней!

Снегурочка:
Зажгись огнями разными-
Зелеными и красными.
Сияй в честь года бывшего,
И года наступившего!

Вместе:
Раз, два, три! Сияй, свети, гори!

Домовенок Кузя:
Не горит елочка!

Дед Мороз:
Без помощи ребят, мне никак не справиться!

Снегурочка:
Ребятки, давайте поможем Дедушке! Повторяйте вместе с нами:

Раз, два, три. Сияй, свети, гори!

Домовенок Кузя:
Ура! Вот она, красавица! Переливается огоньками!

Баба Яга:
Батюшки! Красота-то какая!

Дед Мороз:
Вот на нашей елочке,
Праздничный наряд!
И блестят от радости,
Глазки у ребят!

Снегурочка:
С Новым годом Вас, друзья!
В хоровод зову Вас я.
Дружно за руки беритесь
Возле елки становитесь!

4. Хоровод «В лесу родилась елочка»;
5. Танец «Наряжаем елочку»;
6. Хоровод «Новогодние игрушки»;

После последнего хоровода все герои поднимаются на сцену.

Дед Мороз:
Подошел к концу наш праздник,
И прощаться надо нам.
Но грустить о нем не стоит,
Он шагает по домам.

Домовенок Кузя:
Дома — елка и веселье!
И у мамы выходной,
А уж к ночи новогодней,
Гости, шутки, пир горой!

Баба Яга:
А когда наступит новый,
Самый лучший Новый год.
Обязательно с ним вместе,
Счастье новое придет!

Снегурочка:
Подойдет оно не слышно,
И на ушко вам шепнет:
«Самый лучший и счастливый
Наступает Новый год!»

Сценарий открытия ледовых площадок (каток) в городском поселении «N»
«Зимняя пора — 2022»

Ведущая
Зимушка Зима
Скоморохи
Дед Мороз
Снегурочка

(За 10 минут до начала ведущая объявляет в микрофон об открытии ледовой площадки, зазывая народ на праздник. Звучит музыка.)

Скоморох_1:
…Я ее не люблю! Стужу эту! Одевайся, как капуста! Шапку да варежки не забудь, а, то и впрямь в ледышку превратишься! Чего хорошего?!

Скоморох_2:
Ну что ты?! Посмотри, какая погода на улице! А запах? Нет ничего прекрасней морозного вечера! Когда снежок хрустит под ногами! А если он еще и липкий, то…(лепит снежок и кидает им в друга) получай! Вот это зима! Веселье!

Скоморох_1:
..Ох (вздыхает), нет. Все это не по мне! Может, Весну позовем?

Скоморох_2:
Да, как же! Ее на Масленицу то, никак не дозовешься, все время спит девка! А тут декабрь на носу! Зимушку звать нужно!

Скоморох_1:
Чего ее звать-то! Она уже тут как тут! Вон у меня уже нос в сосульку превратился!

Скоморох_2:
Верно, Зимушка на подходе! Может она нам и расскажет, как зимой согреваться и веселиться?!

Скоморох_1:
Как не хандрить, и не болеть в стужу этакую!

Вместе:
Слышен хруст под каблучками,
Идет Зимушка с ветрами,
Белоснежным покрывалом,
Накрывая все вокруг!

(Звучит музыка. Выход Зимы.)

Зима:
Здравствуйте, люди добрые! Пришла пора моя царствовать на земле! Я речки льдом сковала, деревья в белоснежные кружева окутала! Быть зиме!

Скоморох_2:
Зимушка-Зима, здравствуй! Наш поклон тебе! Ты поведай нам тайну твою снежную! А то друг мой, не любит студеную пору! Подскажи, как быть?

Зима:
Не любит?! Что за дерзость? Да я его вмиг в ледышку превращу!

Скоморох_2:
Нет, нет, сударыня Зима! Мы вам почтение большое оказываем, но есть вопрос, как же веселиться и не чувствовать холода морозного?

Зима:
Как не чувствовать? Да, это каждый ребенок знает! Давайте, ребята, расскажем скоморохам, как веселиться можно зимой!

Скоморох_2:
Вот видишь, сколько забав зимой есть! Выбирай любую! Того и гляди, не замерзнешь!

Скоморох_1:
Дааа. Видимо, я не прав был! А вот у меня тоже есть один волшебный момент, для согрева в морозный день! Я вот танцевать люблю, очень-очень! Детишки, а вы любите танцевать?!

(интерактивная часть с танцами)

Зима:
Зима – это пора чудес! И мне, кажется, что нам не хватает кое-кого волшебного!

Скоморох_1:
Ой, точно! Как же мы совсем забыли! И пришло время ледяную площадку открывать! А без них, мы совсем не сможем этого сделать!

Скоморох_2:
Детишки, кого нам не хватает?

Скоморох_1:
Правильно, Деда Мороза и Снегурочки! Давайте все вместе их позовем!

(детишки вместе с героями зовут Деда Мороза и Снегурочку)

(Звучит музыка. На площадку выходят Дед Мороз и Снегурочка.)

Дед Мороз:
Здравствуйте, детишки! Девчонки и мальчишки!

Снегурочка:
Здравствуйте, ребята!

Дед Мороз:
Здравствуй, кумушка моя (обращается к Зиме). Ну как, все по плану? Деревья в кружевах, земля в сугробах….хорошо!

Зима:
Да, дедушка! Стараемся!

Снегурочка:
Дедулечка, смотри какая площадка ледяная! Прям светится! Я думаю, ребятам уже не терпится на ней прокатиться!

Дедушка Мороз:
Верно, внученька! Но для этого нам нужно пригласить еще одного волшебника!

Ведущая:
Слово предоставляется –

Скоморох_2:
А чтобы нам всю зиму каталось хорошо, давайте заведем дружный праздничный хоровод!

(Звучит хоровод «Новогодние игрушки».)

Ведущая:
Теперь, после исполнения всех чудес, мы можем считать ледяную площадку открытой! Давайте поаплодируем этому радостному событию! Теперь все ребятки улицы … смогут весело проводить время в своем дворе! А мы продолжаем вас радовать, и приглашаем на наши интерактивные аниматорские площадки! Сегодня вы сможете рассказать стишок Дедушке Морозу и Снегурочке! Помочь зимушке окутать землю в снега! И погреться со Скоморохами, в замечательном конкурсе!

(аниматорские площадки – 30-40 минут)

(все герои выходят)

Ведущая:
Ну, что ж дорогие друзья, у нас впереди очень много ледяных площадок! И мы уже спешим на открытие в другие двора нашего города! Не забудьте, хорошенько подготовиться к Новому году! До встречи!

Вот предлагаю на ваш суд сценарий который методом компеляции, удалось слепить в 2022 году. Построен на виде и светозвуковых эффектах.

Ирина спасибо за сценарий, очень понравился. Хотелось бы музыкальную озвучку(извините за наглость), пожалуйста.

Уважаемая goha (http://forums.vkmonline.com/member.php?u=60848), к сожалению имени не знаю. А можно мне по вашему сценарию, который очень понравился, легкий, прикольный. Всю оставшуюся музыку с описанием игр. Заранее благодарю.

Здравствуйте. Очень рады что понравилось наше «произведение» утренник реально легкий и современный. Выставляю недостающие треки. Не выставляю где по сценарию они повторяются.
Для тех кого заинтересовало, сценарий и все остальное пост 454, 486, 487, 488, 489.

Злой колдун. Стоять, сидеть, лежать смирно. Словом, не двигаться. Я – колдун. Злой и даже очень. Я люблю делать гадости. С удовольствием. И даже с большим удовольствием.
Меня обидел Дед Мороз:
Сказал, что в новый год
Меня с собою не возьмет –
Для зла там места нет.
И я хочу отомстить Деду Морозу. Он спешит к вам на новогоднюю елку. Он думает, что вы хорошие, добрые, несет вам подарки. Я все изменю. Вас заколдую в плохих девчонок и мальчишек, а ваших родителей превращу в злых домомучителей. И когда Дед Мороз попадет сюда, он никого не узнает, ничего изменить не сможет, а значит:
А) уйдет расстроенный;
Б) подарки вы не получите;
В) и веселый праздник не состоится.
А помогут в моем колдовстве ужасные герои из ужасных сказок.
Как я рад, что вы попались на моем пути! Очень рад. Не теряя времени, иду составлять программу злого колдовства. А на вас напущу Снежную Королеву. Пусть она заморозит ваши сердца и превратит их в холодные льдинки. (Колдует.)
Холод, вьюги я зову,
Заморозить их прошу.
Вы, метели, поспешите,
Снегом все запорошите.
Заметите все пути,
Чтоб никто не смог уйти.
Обезьянка. Я все слышала, обо всем знаю. Я тоже жду Деда Мороза, он меня потерял по дороге, а вот как его найти, не знаю. Случайно услышала, что сюда Дед Мороз собирался, да и решила у вас его дождаться. Вы меня не выдадите Злому Колдуну? Ну, спасибо.
Я вас за это отблагодарю,
Злых чар Колдуна избежать помогу.
Вы его колдовству не поддавайтесь,
А просто притворяйтесь.
Буду вам я помогать,
Как что делать, объяснять.
Время нужно потянуть,
Чтоб Дед Мороз нашел к вам путь,
И как только он придет,
Колдуну конец придет.
Тсс – к вам, по-моему, спешит Снежная Королева.
Снежная Королева. Холодным взглядом обворожу,
Всю доброту я заморожу.
Зачем вам теплота вокруг?
Она пленит лишь только мух.
Северный ветер, дружище мой,
Пронзительно песню свою запой!
И вы, мои снежные метели и вьюги,
Сердца заморозьте скорее, подруги!
Ага, вот я и нашла детей, о которых мне злой Колдун рассказал. Вас велел он заморозить, белым снегом засыпать, чтобы Дед Мороз вам подарки не принес. Приступаю. Сейчас обморожу вам ноги. Стойте, не двигайтесь. Музыку холода, вьюги на вас нашлю. Минуточку, а где моя волшебная льдинка! Где она, где? (Ищет.)
Обезьянка. Ребята, вы прыгайте на месте, ногами перебирайте, словно веселый танец танцуете.
Снежная Королева. Не понимаю, в чем дело. Или холода мало напустила, или палочка волшебство потеряла. Что-то волнение в груди появилось. Спокойствие. Ледяное спокойствие. Попробую-ка другое холодное воздействие применить.
(Проводится любая подвижная игра на ваше усмотрение.)
Игра: «Новогодний ипподром» (Проводит обезьянка.)
Ведущий в начале игры может поинтересоваться у игроков, бывали ли они на скачках, и предложить побывать им в роли лошадей. Игра начинается со слов: «На старт, внимание, марш!»
«Лошади» зацокали копытами по снежной дороге (все выполняют поочерёдные хлопки правой и левой руками по коленям),
Вдруг – сугроб (руки поднимают вверх и ударяют о колени),
Поскакали дальше. (ладошки ударяют по коленям)
Мороз щиплет наши щечки (оттягивают поочерёдно правую и левую щёки),
Видим высокие елочки.
Елочки (руки в стороны или вверх),
Бежим дальше. (ладошки ударяют по коленям)
Поскакали по мостовой (кулаками бьют себя по груди),
Греем наши ручки (трут ладони друг о друга),
И вдруг попадаются нам на пути:
Три сугроба, (руки поднимают вверх и ударяют о колени 3 раза),
Ииииии внимание:
Поворот на лево (руки в лево).
По дороге. (ладошки по коленям ударяют все быстрее).
И вдруг дорогу перебегает олень (делаем рога как у оленя).
Бежим дальше (ладошки по коленочкам.)
Трибуна девочек (девочки кричат), трибуна мальчиков (мальчики кричат).
И вот уже видна финишная линия. Кто же быстрее?
Молодцы!
После того, как все игроки достигли финиша, ведущий предлагает участникам положить свою правую руку на голову соседа справа, погладить по голове и сказать: «Хорошая лошадь! — затем погладить по голове самого себя и сказать,- А я всё равно лучше!»

Боже, горе-то какое. Дважды волшебство не сработало. В чем дело? Наверное, в слякоти. Через нее, мокрую, холодная сила волшебства не действует. Пойду с Колдуном посоветуюсь, как быть. (Уходит.)
Обезьянка. Молодцы, здорово мы ее обманули. Нечего зло и холод распускать, людей пугать. Не такие мы боязливые попались, и снежного волшебства не испугались. Хотя еще рано нам победу праздновать. Пока Дед Мороз не пришел, ловкость, ум, смелость ой-ой-ой как понадобятся. Рано нам пока расслабляться, давайте в ловкости упражняться.
Нужно ум наш поразмять и загадки отгадать.
ЗАГАДКИ И ЗАГАДКИ-ОБМАНКИ
И. Агеева
* Знаю точно я сама: после осени … (зима)
* Белые шапки надели дома, двор запушила нам снегом … (зима)
* Начинает календарь месяц с именем … (январь)
* Снег колючий по земле гонит ветер в … (феврале)
* Смех ребячий на горе, все на лыжах в … (декабре)
* Пеленает снегом ель с песней грустною … (метель)
* Не найти мне домик друга — замела дороги … (вьюга)
* У метели есть подруга, звать подружку эту … (вьюга)
* Летает, кружится в небе пушинка, в ладошке растает, ведь это … (снежинка)
* У зимы отличный мех: это мягкий белый … (снег)
* Сколько же дела зимой для лопат! Им отдыхать не даёт … (снегопад)
* Выпал снег чистейшей пробы, из него везде … (сугробы)
* Блестящий, светло-синий украсил ветви … (иней)
* Дед Мороз подарки шлёт: мягкий снег и крепкий … (лёд)
* Зимой морозною скуёт озёра, реки крепкий … (лёд)
* Шерстяные спаленки детским ножкам … (валенки)

Кто-то вновь сюда идет… (Шаги.) Вы нарочно притворитесь, что всего-всего боитесь. Я от вас не убегу, буду здесь, все подскажу.
(Появляется Бармалей).
Бармалей. Я – кровожадный,
Я – беспощадный,
Я злой и страшный Бармалей.
Эй, подходите, кто смелей!
Я – забияка,
Большая бяка,
Я злой и страшный Бармалей.
Кому – подножку,
Кого – в лепешку.
Эй, подходите, кто смелей!
Вот вы-то мне как раз и нужны. К вам меня Злой Колдун прислал, попросил гадостям разным подучить, от хорошего отучить. Пожалуйста, такого добра мне не жалко.
Урок 1
«Вредные советы»
Во-первых, никогда не слушайте родителей, бабушек, дедушек и учителей, делайте все, что вздумается.
Во-вторых, учитесь как можно хуже, лучше на двойки и единицы.
В-третьих, никому никогда не помогайте ни в чем – ни делом, ни советом.
Урок 2
Игра «Верю – не верю»
Бармалей называет вперемешку утверждения как правдивые, так и ложные. Вызывает из зала желающих ответить. Ответившим правильно Обезьянка дает призы.
Зимой дети катаются на роликах. (неправда)
На ветках зимой в России сидят попугаи. (неправда)
В Новый год Дед Мороз дарит детям подарки (правда)
Новогодний праздник украшает зеленый кактус (или пальма) (неправда.)
Зимой мы ходим по сугробам. (правда).
Выйдя во двор зимой мы лопатой расчищаем листья (неправда.)
Зимой мы ходим по улице в купальниках (неправда.)
Мчимся с снежной горы на санках и лепим снеговика! (правда.)
Обезьянка. Друзья! Не слушайте Бармалея, он все неправильно говорит.
Бармалей. Переключусь-ка я на родителей – они легче поддаются перевоспитанию.
Родители! Не думаем, не считаем, не наблюдаем, а молча, дружно выполняем:
Зашипите, будто змеи,
Разозлитесь, словно звери,
Зарычите вы, как тигры,
Закричите вы, так сильно
И в страшилок превратитесь,
В танце жутком закрутитесь.
Ничего не понимаю. На родителей колдовство мое влияет, а детей оно никак не изменяет. Нужно со Злым Колдуном посоветоваться.
Обезьянка. Ах, какие ребятишки, словно хитрые зайчишки. И Бармалея смогли обмануть. Молодцы! Вот Дед Мороз обрадуется, когда узнает, какие у него друзья! Но чую, что Колдун еще испытания им готовит, не сможет он так быстро успокоиться и от своих злых желаний отказаться. Так что пора нам размяться, силы свои проверить, выносливость измерить.
(Обезьянка проводит игры «Танцевальный марафон» и «Эстафета»)
«Танцевальный марафон»
Звучат подряд быстрые музыкальные произведения (популярные, современные). Участники игры должны танцевать без остановок. Побеждает самый выносливый.
«Танец с апельсином»
Участвуют 2 пары. Каждой паре дают по апельсину. Как только зазвучит музыка, они должны танцевать, зажав апельсин между щекой партнера и партнерши. Побеждает та пара, которая не уронит апельсин во время танца.
«Эстафета»
Нужны валенки очень большого размера (2 пары). Дети делятся на 2 команды и строятся друг за другом. По команде первый игрок надевает валенки и, быстро обежав вокруг елки (или чего-то другого), возвращается к команде. Сняв валенки, передает их следующему, и так, пока все игроки не пройдут дистанцию. Побеждает та команда, игроки которой быстрее справятся с заданием.
Испытания ваши не закончились. Кто-то опять спешит плохому вас научить. И я поспешу спрятатья. Не теряйтесь, притворяйтесь, а я вам подскажу, от злых, недобрых чар освобожу.
(Появляется Бяка.)
Бяка. Я – бяка-бяка-бяка,
Такая забияка,
Учиться я не буду,
А буду спать да есть.
Я за чужой спиною
Живу, как за стеною.
Мне не нужны для жизни
Ни совесть и ни честь.
Родители-мучители,
Это все напряг,
В школу вашу топать я же не дурак.
Взрослые проблемы мне по фонарю,
Уважать я взрослых ох, как не люблю.
Ах, бананы бы мне и ватрушечки,
В животе бы они утрамбушечки.
Позевать бы мне и поспать бы мне.
Вот и жизнь пройдет, словно в сладком сне.
(Закрывает глаза.)
Не спать, не спать. Колдун уволит. Дай-ка вспомню, о чем он просил. Ага, бяку этакую с детьми сделать. Объявляю бяку-зеваку.
Ребята! Вспомните, как сладко вы зеваете в постели, за обедом, в школе на уроках. Вот сейчас и зевнем все хором, широко-широко. Начали… Неплохо получается. Присели удобненько, глаза закрыли, засопели и дружно громко захрапели.
(Играет колыбельная.)
Бяка. Господи, какая блаженная дремота наступает… Ничего не хочется, ни о чем не думается. Спать, спать, спать…
Дед Мороз. Я так спешил, я так бежал,
Скажите, где здесь дети?
Я туда попал?
Я телеграмму получил
И к вам без отдыха спешил.
Что с вами здесь произошло?
Кто применил к вам злое колдовство?
(Дети рассказывают.)
Дед Мороз. А кто это под елкой спит,
Во сне тихонечко храпит?
(Дети рассказывают.)
Дед Мороз. Бяка-бяка, просыпайся
И во всем мне признавайся.
Бяка. Тебя хотела обхитрить –
Детей в злодеев превратить.
Колдун один старался,
Все в злости упражнялся.
Дед Мороз. Злость его-то и сгубила,
В мышь лесную превратила.
Бяка. Мне так страшно, мне так стыдно.
До чего же вдруг обидно.
Как же так вдруг получилось –
Быть я доброй разучилась?
Дед Мороз. Вот и хорошо, что ты поняла – плохо быть злой, хитрой, ленивой. Оставайся с нами на новогоднем празднике, с детьми подружишься, Новый год весело встретишь.
Бяка. С удовольствием!
Дед Мороз. Заговорились, а про Снегурочку позабыли!
Милая внученька,
Славная Снегуронька!
К нам скорее поспеши,
Праздник песенкой начни.
(Появляется Снегурочка.)
Снегурочка. Я Снегурка – внучка Деда,
Хохотунья, непоседа.
Я с ребятами дружу,
В МТС сейчас спешу.
Здравствуйте, ребята!
С Новым годом! С елкой новогодней!
Этот праздник проведем круто мы сегодня!
Становитесь-ка, ребята,
Все скорее в хоровод!
Песней, танцем и весельем
Встретим с вами Новый год!
(Поют.)
Дед Мороз. Чуть про игры не забыл
Целый год я их копил.
Я хочу с детьми играть,
Праздник зимний отмечать.
(Проводится игра «Забей гол Деду Морозу»)
Двумя маленькими елочками обозначены ворота. Дед Мороз – вратарь. Игроки по очереди пытаются забить гол. Кто попал в ворота, тот переходит во второй тур. Во втором туре дается 2 попытки для забивания гола. В третий тур выходят игроки, забившие по 3 мяча. И так, пока не останется один игрок, победитель.
Снегурочка. Встречу тоже ожидала,
К ней загадки запасала.
(Снегурочка загадывает загадки. Угадавшим вручает призы.)
НОВОГОДНИЕ ЗАГАДКИ
* Кто гулять зовёт и манит? Кто пощипывает нос? Щёки кто нам разрумянит? Добрый … (Дедушка Мороз)
* Загадка эта не легка: пишусь через два «К». И мяч, и шайбу клюшкой бей, и называюсь я … (хоккей)
* Мы вдвоём катали ком, шляпа старая на нём. Нос приделали, и вмиг получился … (снеговик)
* Хлоп — и конфета стреляет, как пушка! Каждому ясно: это … (хлопушка)
* Промчалось солнечное лето и белым снегом всё одето.
Явилась в гости к нам она сама волшебница … (зима)
* Зимой на ветках яблоки. Скорей их собери! И вдруг вспорхнули яблоки. Ведь это … (снегири)
* Если мы растём на ели, мы на месте, мы при деле. А на лбу у ребятишек никому не нужно … (шишек)
* Едва повеяло зимой — они всегда с тобой. Согревают две сестрички. Зовут их … (рукавички)
* Два берёзовых коня по снегам несут меня. Кони эти рыжи, а зовутся … (лыжи)
* Обогнать друг друга рады, ты смотри, дружок, не падай! Хороши тогда, легки быстроходные … (коньки)
* Зимою она то как пух, то тверда, летом её называют … (вода)
* Схватил за щёки, кончик носа, разрисовал окно без спросу… Но кто же это — вот вопрос! Всё это делает … (мороз)
* Там, где лес из сосен рыжих, там, где снега кутерьма, побежим на быстрых … (лыжах).
Здравствуй, зимушка — … (зима)
* Во дворе с утра игра. Разыгралась детвора. Крики: «шайбу!», «мимо!», «бей!» — значит, там игра … (хоккей)
Дед Мороз. А кто из вас, ребята, порадует меня новыми стихами и песнями?
(Дети читают стихи и поют песни, получают подарки.)
Снегурочка. Возле елочки попляшем,
Праздник танцами украсим.
(Танцуют со Снегурочкой и Обезьянкой)
Дед Мороз и Снегурочка. Поздравляем с Новым годом!
Поздравляем всех детей!
И от всей души желаем
Добрых, ясных, светлых дней!
Обезьянка. До свидания, ребята.
http://amudra.ru/?cat=181

Программа в виде компьютерной игры, сценарий брала с интернета, может быть даже с нашего форума, честно пыталась найти первоисточник — не шмагла. Автору спасибо.
Не помню, какой символ был в сценарии, я меняла на козу, её же легко можно исправить на обезьянку. Все заставки и музыка в весомой папочке здесь https://yadi.sk/d/p4JuzLrBk6C83
За качество звука извиняюсь, какой уж получился, студией звукозаписи не владеем.

Галина большое спасибо за предоставленный материал. переделываем под себя.

Флибуста

Поиск:

  • Главная
  • Любовное фэнтези, любовно-фантастические романы
  • Полина Ром
  • Метаморфозы Катрин
  • Читать онлайн бесплатно

Читать онлайн Метаморфозы Катрин бесплатно

Полина Ром
Метаморфозы Катрин

Глава 1

Иногда я вспоминаю прошлую жизнь. Я точно знаю, что она была, но сейчас уже кажется сказкой. Страшноватой сказкой…

Мать умерла родами, отец пытался оставить меня в роддоме. Если бы не моя бабуля — кто знает, что бы было со мной. А так я жила в ПГТ, в частном доме с водой и газом, работала в огороде, вязала, немного шила и вышивала. Ходила с бабой Светой в лес за малиной и грибами, за земляникой и травами. Часть трав мы сдавали скупщикам, это тоже копеечку приносило.

На «травяные» деньги бабушка оплачивала мне интернет. Конечно, компьютера у меня не было, но мне и телефона хватало узнать всё, что нужно. Заодно телефон решил и проблему чтения. Всё же бумажные книги — это очень дорого. И в доме у нас были только старые советские издания. Зато — самое лучшее, что можно было из классики и поэзии, практически всё, что нужно было по программе в школе стояло в книжном шкафу.

Алименты от отца были крошечные, приходилось экономить. Но я никогда не голодала, у меня был чистый уютный дом и любимая бабуля. И холодное молоко с теплыми булочками на завтрак, и крошечная беленая комнатка, с тахтой и письменным столом, где я делала уроки, и черный, как смоль, ленивый и нахальный Плис, которого бабушка назвала в честь своей старой жакетки. На ней, на этой плисовой жакетке, Плис спал и лентяйничал днём. И старенькая, уже седая Тренька. Еще щенком её пытались повесить малолетние ублюдки. Так что лаять она так и не смогла, а иногда тихонько «тренькала», как говорила бабуля.

Тренька и ушла из жизни первой, дожив свой не маленький для собаки век в любви. Плис пропал через пол года, уже после похорон бабушки. Я нашла его на сороковой день, мертвого, на его обычном месте. Похоронила в саду, вместе с его любимой жакеткой, под старой яблоней, рядом с Тренькой.

Думать о смерти бабушки я просто не могла. Мне казалось, что я проваливаюсь в какую-то черную пропасть без дня. Я всё время уговаривала себе, что она просто уехала… Просто уехала и ей там хорошо…

Приходили соседи, помогали, тетка Люба звала пожить к себе, но сама мысль оказаться в чужой семье мне не нравилась. Хотя и дома мне было тяжело, все казалось странным и не моим, не таким, как при жизни бабули. Но школу я окончила, хоть и без медали. Благо, мне уже было семнадцать и ни в какой детприёмник я не попала. Приходили дамы из опеки, проверяли, как я живу. Аж два раза приходили. Но мне хватало алиментов и запасов дома. Огород я обрабатывать умела, так что за это можно было не переживать. Вот только что делать дальше я не знала. Планировалось, что я поступлю в институт в городе, и буду жить в общежитии, а летом работать. Ну, и бабуля поможет. Кое что она откладывала.

После экзаменов я пошла работать в магазин. Точно еще не знала, как и что, но алиментов уже не было, а есть нужно каждый день. Там и проработала почти целый год. И вот тогда-то судьба и решила меня порадовать.

Толстый конверт почтальонша, тётя Вера, принесла мне прямо на работу. Я расписалась за доставку.

Раньше она приходила к нам каждый месяц и приносила бабушкину пенсию и второй раз — алименты. Теперь мы с ней почти не виделись. Последние алименты отец перевел почтовым переводом и приписал, что больше ничего не должен.

Тётя Нина и Зинка, что работали со мной в одну смену, окружили меня и ждали, пока я вскрою конверт. Зинка аж посапывала от напряжения. И тетя Вера не уходила — всем было любопытно, что скрывается в конверте с обратным адресом:

г. Москва.

ул. Краснознаменная, д. 12.

Нотариус Вержицкая Ю. С.

Там была копия завещания некой гр Гудовой Валентины Михайловны.

Богатая была дамочка. Несколько квартир в Москве. Их она завещала различным Гудовым. Но одна из квартир, двушка на улице Таганской была завещана Романовой Екатерине Андреевне. То есть — мне.

Еще лежало письмо от нотариуса, что мне нужно позвонить по номеру телефона такому-то и вступить в наследство не позднее определенного срока.

— Тю, Катька, так то бабка твоя померла, ну, что по отцу-то бабка… Богатая теперь будешь, замуж выйдешь за москвича!

Тётя Нина всегда была не слишком деликатна.

Разговоров о том, что я теперь москвичка и богатая невеста было столько, что через неделю я не знала, что делать. С вопросами и пожеланиями лезли все. Приставали парни, которых я знала только в лицо. Звали в кино, на свидание, пытались дарить обломанную на кладбище сирень. Напрашивались в подруги девицы со школы. Даже Лена, которую я считала своей лучшей подругой повела себя странно.

Нотариусу я позвонила, дама уверенным голосом объяснила, как они работают, когда нужно подойти и поставить подписи и получить ключи и ещё конверт, который мне оставлен.

Через неделю я поняла, что нужно уезжать — жить спокойно мне здесь не дадут. Да и учится лучше точно в Москве. Вторую комнату можно сдать и на эти деньги спокойно выучиться.

Дом я продала с великим трудом. Весть о богатой москвичке облетела весь поселок и цену мне предлагали просто неприличную. Повезло, что выкупили домик приезжие пенсионеры. Продавала я со всем имуществом, со стиральной машинкой, мебелью и микроволновкой, так что на поездку и года на два жизни у меня деньги появились. Цены на московские продукты и квартплату я, предварительно, уточнила в инете. Если не шиковать, хватит даже года на три. А летом, в каникулы, я буду работать.

С собой я собрала немного вещей, чемодан с бабушкиными салфетками и подзорами отнесла к соседке, теть Любе. Попросила сохранить в кладовке. Знаю, что не слишком это все популярно, но потом я обязательно заберу.

На поезде я ехала первый раз и это было так здорово!

Глава 2

Катрин 2

Свои тридцать лет я встретила в инвалидном кресле. В хорошем инвалидном кресле, удобном и дорогом.

В девятнадцать, когда я ринулась покорять Москву, я была малолетней идиоткой. Прямо в нотариальной конторе я познакомилась со своим принцем. Принца звали Даниил. Да, вот не Даня и не Данил, а именно так — Даниил. Но мне он разрешил называть себя Дэн. Я умирала от любви, глядя на ямочку от улыбки, на широкие плечи и русые природные кудри. Он читал Чехова и Куприна, знал наизусть Ахматову, Цветаеву и Гумилева. Он прекрасно декламировал «…далёко, далёко, на острове Чад…» и казался мне самым умным и тонким человеком в мире. Занимался в театральной студии и собирался поступать во ВГИК. В следующем году. В этом он, увы, как и я, провалил экзамены… Я так и называла его «мой сказочный принц». Идиотка…

Поступить я не смогла, но сразу же записалась на платные курсы при институте. В следующем году мне будет проще. И даже нашла подработку. В «Макдональдс» меня не взяли, но взяли в кафе «Пушкинъ» официанткой с удобным для меня графиком — во второй половине дня. Шесть часов с выходным в понедельник. И очень близко к дому.

Моя квартира была прекрасной двушкой, с отличным ремонтом и очень удачным расположением. Раньше ее сдавали, но, как раз после ремонта, между квартирантами, она мне и досталась. Высоченные потолки, огромные окна, светлая, просторная — мечта, а не квартира. Дэн переехал ко мне через два месяца. Сам он жил с мамой, Марией Павловной, продавщицей в сетевом маркете, в двухкомнатной хрущевке очень далеко от меня, поэтому меня не смутило его предложение жить вместе. Я была просто счастлива и не замечала ничего — ни кривых улыбок его мамы, ни шипения старшей сестры, которая вышла замуж в подмосковный городок. Все это я вспоминала и анализировала уже потом, после того, как моя жизнь разбилась на две части.

И вовсе не квартира послужила точкой невозврата…

Мы прожили почти всю зиму в мире и любви. В мире, который я сотворила сама. Правда, Дэн маловато помогал по дому, но творческие личности — они такие… И зарабатывал редко — ну, так и где мог заработать артист, кроме массовок? А их было не так и много. Брать же деньги у матери он категорически отказывался — не пристало мужчине жить на шее у мамы. А мама не ленилась ездить каждые три-четыре дня к нам и даже завела свой ключ. Это меня несколько напрягало, но возражать я стеснялась. Даже когда она не слишком вежливо критиковала мою стряпню. Деньги от продажи дома таяли, но в конверте от Валентины Михайловны Гудовой, бабушкой я её так и не могла называть, лежали для меня еще пятнадцать тысяч долларов. На них мы и купили Дэну машину. Весной мы собирались поехать на ней в отпуск.

В этот день Дэн был чем то расстроен, нервничал и ругался, что я опаздываю. Хотя с вечера сам обещал отвезти меня на курсы. Спать я легла под утро, неожиданно в кафе заказали юбилей, гости сидели до упора, и домой я вернулась гораздо позже, чем обычно.

Как только я нырнула в тепло машины, глаза начали слипаться. Поэтому саму аварию я не видела. Какая-то неведомая сила вырвала меня из кресла и кинула вперед, дикая боль от врезавшегося ремня или ещё от чего-то, скрежет металла, и потом, уже в конце — удар с правой стороны, который, как говорят, практически оторвал мне ногу. Но я этого уже не почувствовала — сознание я потеряла раньше…

Слишком тягостно вспоминать месяцы в больнице. Два раза приходили из милиции. Или гаишники. Я была после наркоза, и не слишком хорошо соображала. Второй раз мужик принес мне апельсины и коробку сока, но я так и не смогла ему помочь и хоть что-то рассказать. Телефона у меня не было, Дэн не приходил, постоянные боли, две операции, ногу сохранили, но…

Ходить я не буду. Никогда.

Я знала, что на лице у меня тоже шрамы. Пусть и не слишком уродские, но много мелких.

Дэн появился ближе к выписке. Говорил о любви, о том, что никогда не бросит, что будет сам на руках носить и главное — наша любовь, а всё остальное мелочи. Раньше он придти не мог, его таскали в милицию, показания, то и сё, он свидетель.

Мне было всё равно…

Он перевез меня домой, меня ждало простое неудобное кресло, хуже больничного и его мама. Она молчала, поджимала губы и, вроде как, брезговала мной. Хотя я уже научилась подтягиваться на руках и сама ходить в туалет, сама садится на кресло, сама наливать чай и накладывать еду. Руки, слава богу, не пострадали. Но все было неудобно, нужны были специальные ремни у кровати, поручни в ванной и туалете. Да много, что было нужно. Только вот поговорить об этом с Дэном не получалось — он приходил домой совсем поздно.

Закончились наши отношения в тот момент, когда он забыл выйти из ноута. Меня всегда раздражала его привычка оставлять не работающий ноут открытым. Я подъехала и просто хотела закрыть, но экран вспыхнул и развернул очень интересные вкладки.

«Как оформить опеку над инвалидом первой группы».

«Пансионат для инвалида».

«Оформление инвалида в интернат».

«Оформление инвалида в государственный интернат».

До этого момента я вообще не понимала, как и зачем дальше жить. Но злость быстро учит.

Я сидела и читала, смотрела справочники, законы, нормативные акты почти до обеда.

Думала я не слишком долго, всё и так было понятно.

Выписала на бумажку несколько телефонных номеров.

Паспорт я нашла на обычном месте, в столе, а вот денег, что оставались, довольно крупной суммы — не было. Но внутренне я уже была к этому готова. Выдернула шнуры у ноута и спрятала его в кровать. Достать заначку было сложно, но я справилась. На кухне нашла телефон Марии Павловны и позвонила по одному из номеров. Дала адрес и обещала чаевые, если вотпрямщас, и стала ждать.

Звонок в дверь раздался через час. Под вопли и оханье Марии Павловны два крепких мужика помогли мне выкатится на площадку, в лифт и по ступеням из подъезда. Погрузили в микрик и отвезли в ближайший салон сотовой связи.

Первый мой звонок был в соцзащиту. Я получила довольно исчерпывающую информацию. Помощника, пусть и платного, мне обещали прислать на днях. Второй звонок мне пришлось сделать вечером. Добровольно уходить из квартиры они оба отказались. Они орали и объясняли, что всё для моего блага. Но я знала, что так будет.

Телефон я спрятала в ванной комнате. Заехав ванную я заблокировала дверь, приставила к ней коляску и закрепила её на тормозах. И вызвала милицию. Объясняла не слишком долго, на моё счастье Дэн начал ломится в дверь так, что дежурный это услышал. Мой сказочный принц даже не успел выломать дверь в ванную. Его отвлёк звонок. Они ёще поорали, когда крупный мужик в форме потребовал покинуть квартиру. У меня был паспорт с пропиской и документы на квартиру. Крыть им было не чем. Может это и хорошо, что я получила такой плевок в лицо. Первое время я держалась только на злости, мне хотелось доказать всему миру и им в первую очередь, что я и без них обойдусь. Глупо, я понимаю…

Глава 3

Постепенно жизнь устаканилась. Нельзя сказать — нормализовалась, нельзя…

Как Быстро и Просто Обновить Старый Стул Своими Руками. Вторая Жизнь Старого Стула.

Починили дверь, соцзащита помогла оформить пенсию по инвалидности. Доплачивали немного городские власти. Но. И это было очень большое «но». Денег на нормальную жизнь мне не хватало. Сохраненные остатки былой роскоши дадут мне еще пол года, может год. Потом я скачусь в нищету. Мне нужны качественные обезболивающие. Раз в год реабилитационный курс, который тоже стоит не дешево. Мне нужно хорошее кресло, а не этот сундук. Мне нужны нормальные продукты, а не макароны по акции. Даже если я видела акцию, сходить сама я не могла. Женщины, которых посылали из соцзащиты, менялись. Я дергалась от каждого нового лица, мне не хотелось снова знакомится и привыкать. Мне нужны были деньги. Я долго выбирала в интернете домашнее хобби, наконец остановилась на мыле. Кусок такого стоил около двухсот-двухсот пятидесяти рублей. Я смотрела ролики на ютьюбе, завела группу в контакте, завела стр в одноклассниках, зарегалась на фейсбуке. Выписала себе формы, основы, масла, красители. Я купила весы и термометры. Я готова была продавать даже дешевле, но всё это было не то. За первый месяц в группе зарегистрировалось около сорока человек и я отправила по почте шесть кусков мыла. Минус почтовые расходы, минус небольшая доплата соцработнику… Минус чистой воды…

Я понимала, что зря израсходовала такую сумму. На хорошую идею меня натолкнула модная блогерша. Даже не помню, как попала к ней на страницу. Но эта девица хвасталась натуральной косметикой из какой то арабской страны и заоблачной суммой, которую она потратила, достаточно тонким и противным голосом убеждая фолловеров, что на здоровье и красоте экономить нельзя, и для ее кожи годится только все самое лучшее… Дай бог здоровья этой раскрашенной дурочке.

Я смотрела на товары, которые она распаковывает на камеру и понимала — вот они, мои деньги. Мало сварить хорошее мыло или сделать тушь из натуральных продуктов. Нужно показать КАК ты это делаешь. Нужно показать процесс, нужна шикарная натуральная упаковка. И стоить это должно дорого. Я должна создать дефицит своей продукции.

Я засела за изучение роликов, просмотрела несколько курсов в инете по монтажу. Спецом я не стала, но что и как показать, как это выполнить технически и как оформить я поняла. В группах я повесила объявление, что я я беру незапланированный отпуск в связи с отъездом на курсы повышения квалификации. И аккуратно намекнула, что заграничные курсы стоят не дешево. Нет, я не собиралась травить своих покупателей дешевыми ингредиентами. Но я сняла первые три ролика, на которых закадровый голос, мой собственный, подробно объяснял, что косметика делается только из натуральных ингредиентов, только в посуде из стекла и камня. Иногда допускается керамика ручной работы. Никакого металла кроме серебра — металлы плохо влияют на энергетику. Весь упор я делала на то, что такая работа, по определению не может стоить как — немного презрительной интонации в голосе — всё, что вы покупаете у обычных мастеров. Я сварила тушь, сварила шесть кусочков мыла с кофейным скрабом, и несколько крошечных стеклянных баночек с бальзамом. Бесцветным и розовым. Пробки были, разумеется, из пробкового дерева И всё это я упаковала в натуральную бумагу, которая выглядела как крафтовая, в опилки и красивые картонные коробочки. Их я склеила сама.

И подчеркнула, что даже клей для коробочек абсолютно натуральный. Ну, мучной клейстер не может быть ненатуральным. Сама я в камеру не попадала. Только руки с аккуратным маникюром или в тонких одноразовых перчатках. Ролик я отдала монтировать профессионалу.

И ничего из этого я не стала продавать в группе, а на вопросы отвечала, что делаю только под заказ. Партия минимум на 3 человек, максимум на шестерых. Большие объемы я не варю.

Через неделю в группе было сто болтающих в комментах девушек, которые обменивались самопальными рецептами. И я закрыла группу для новичков.

И повесила для оставшихся новое объявление. Что группа закрыта в связи с невозможностью отвечать всем новеньким на вопросы, что я устала набирать компании, так что, милые дамы, собирайтесь сами, я получаю деньги и отсылаю товар одному человеку. И, чтобы новичку вступить в наше закрытое сообщество, пусть за него поручаться два человека из уже присутствующих в группе.

Тридцать шесть человек отписались. Я чуть не со слезами наблюдала, как тает с таким трудом набранная сотня. Полной уверенности, что я все делаю правильно у меня не было. Я молчала, комменты под роликами стихли, а потом посыпались просьбы «взять в группу одну очень хорошую знакомую, ну, вы же понимаете, здесь не у кого просить вторую рекомендацию!» и «вы не могли бы сделать небольшую партию в подарок, только чтобы упаковка, как в ролике, я доплачу за срочность!» С тех пор эта лакшери-группа начала приносить доход. Постоянный и стабильный, пусть и не гигантский. Но количество заказов росло, я, периодически, делала небольшие посты на тему натуральной косметики, плюсы и минусы, как хранить, как пользоваться и прочее. Через пол года мне пришлось нанять помощницу — я не успевала. И меня нисколько не беспокоило, что я деру за свою косметику такие суммы. Нравится богатеньким дурочкам ощущать свою «эксклюзивность» — да за ваши деньги — любой каприз. Не хотели брать натуральные продукты по сто пятьдесят рублей за кусок — купите за шестьсот. Затейливые формочки я больше не использовала. Брусок, нарезан в ручную, и это видно, оберточная бумага, которую я слегка мяла и терла, стружка из зоомагазина, в которую я капала пару капель эфирного масла. И коробочки ручной работы. Я варила тушь, делала помады и бальзамы. Варила шампуни на травах. Всё без обмана, всё из хорошего натурального сырья. Но — за три цены. Минус натуральной косметики в том, что большая ее часть имеет очень ограниченный срок годности. Для меня это был плюс. Заказы шли потоком и, даже с помощницей, мне, иногда, приходилось работать и упаковывать по восемь-девять часов в сутки. Выходные я брала редко, но и нужды в деньгах не было. Через год я наняла еще одну помощницу, сделала ремонт в квартире — мне повесили турник, ремни — качать пресс, всю квартиру оборудовали для инвалида. Ещё через год я выписала себе отличную коляску. Сама я уже не варила, только наблюдала, что бы девушки не нарушали технологию, следили за температурным режимом и упаковывали тщательно. Товар не должен страдать при доставке. Но такая суета меня напрягала. С утра до вечера в доме толклись люди. Я уже не боялась остаться нищей, но мне нужен был отдых. Психологическая разгрузка. И я заказала в интернете крючки и нитки. Вязание всегда меня успокаивало. И стала подумывать о загородном доме. Там можно будет сделать отдельную мастерскую. И, может быть, машину с ручным управлением? Ну, двадцать седьмой день рождения я встретила за рулём. Я возвращалась из торгового центра в свой новый загородный дом.

Глава 4

Мой дом был прекрасен. Я могла открыть распашные двери и выехать прямо на участок. Всё было подогнано до миллиметра для моего удобства. Я много читала, всё, что попадалось под руку. И классику, которую любила с детства и фэнтези про попаданок и, иногда, даже ужастики и детективы, смотрела кино, вела бухгалтерские книги, чисто для себя, заказывала ингредиенты и отслеживала новые тенденции в косметике. Иногда лично готовила на камеру какой-нибудь сверхдорогой скраб, с жемчугом или перламутром. Иногда — пудру или тени из слюды.

Стоимость монтажа ролика вбивала в стоимость продукта. Наладила выпуск теней из талька — они были немного дешевле и их покупали целыми палетками.

Моя домработница, Наташа, хохотушка и болтушка, готовила потрясающе вкусно, содержала дом в чистоте и развела целый ботанический сад. Даже когда за стеклянными дверями веранды мела метель, у меня обязательно что-то цвело в доме. Декабристы и орхидеи, цикламены и индийская азалия, полыхали алым прицветником пуансеттии.

Я платила ей отличную зарплату и не забывала баловать подарками для детей и для неё самой. У мастерской было два входа. С улицы и из зала-гостинной. Там были установлены камеры, я отслеживала с ноута весь процесс. Про камеры все знали, платила я хорошо, и, хоть и не сразу, но собрала команду, которая отлично работала и не пыталась воровать или халтурить. Тем более, что для себя им я разрешала покупать по очень божеской цене, даже ниже чем у среднего мастера в интернете. За это время моя закрытая группа разрослась весьма существенно. В любом случае, в цену были заложены ингредиенты и их зарплата, так что все были довольны.

Я не на шутку увлеклась ирландскими кружевами. Начинала с маленьких компактных брошей. Навязала их, разных, чуть не пол сотни, набила руку и замахнулась на платье. Мучилась я с ним долго, часть пришлось переделать. Размер я выбрала универсальный — от 42 до 46. А связав, поняла, что я это не одену. Мне просто некуда. А вышло оно необыкновенной красоты. Долго думала, нашла в интернете фотографа, договорилась, что модель они привезет с собой. А лучше двух, с разными фигурами. Стоимость съемки я вбила в стоимость платья. И цену поставила не стесняясь. Это действительно очень трудоёмкая работа. Платье выставила в своей группе, написала, что привезли для меня из лондонского бутика, но мне не подошел цвет. В группе я ни с кем не вступала в личную переписку. думаю, если бы они узнали, что я калека, группа рассыпалась бы в тот же день. Пост с фотографиями платья провисел два дня. Цена была лихая. На второй день к вечеру оно нашло своего покупателя.

Все, просто всё у меня было в шоколаде, кроме одного — ходить я никогда не буду. Иногда я тихо выла по ночам в подушку…

Тридцатый день рождения я отмечала, как обычно, в одиночестве. Выпила почти пол бутылки «Курвуазье» и поехала спать. Слезы текли сами собой, я даже не стирала их, а просто размазывала по лицу…

На окне, в комнате, сидел ангел. Нормальный обычный ангел, всё, как положено — белая хламида, крылья горбом за спиной и светящийся круг над золотыми кудрями.

Первая мысль была: «Допилась, голубушка!»

Но я редко пила спиртное, просто не чувствовала тяги, а ангел был слишком реален. Поэтому, я подумала и сиплым голосом сказала:

Глава 5

Похоже, мое приветствие его удивило.

— Что, и креститься не будешь?

— Нет, знаешь ли… Может ты обычный инопланетянин, чего ж я, как дура, буду руками махать.

Помолчали… Но бредовость ситуации на меня давила…

— Ну, так ты у нас кто?

— Принципиально непознаваемая сущность.

— Забавно. Значит, все же бог?

— В какой-то степени.

— И зачем ты мне явился?

— Ну, возможно, хочу дать тебе шанс.

— А возможно — вовсе и не хочешь… Давай уж по-простому, изложи суть предложения.

— Тело. Молодое и здоровое.

Вторая жизнь старого стула / Переделка советской мебели своими руками

— Смотря с чем сравнивать.

— Хорошо, а что ты еще хочешь?

— Я хочу знать минусы.

— Ну, я ведь и соврать могу.

— Если мы сейчас начнем углубляться в проблемы лжи и поиск определения истины, мы с тобой, оба, умрем раньше, чем договорим.

— Ты интересная, жаль, что раньше не обратил внимания.

— И так, по порядку, что тебе нужно и что предлагаешь взамен. Излагай.

— Переселение тебя в другое тело. Это и предложение, и то, что мне нужно.

— А носитель? Умрет?

— Нет. Но уйдет в другой мир. Она, уже, кстати, согласна.

— Ага, ты меняешь нас местами.

— Нет. Там очень длинная цепочка, много тысяч сущностей и сотни миров. Ты можешь стать звеном.

— Тебе-то это зачем?

— Рокировка. Продолжение игры.

— Молодое и здоровое тело.

— Это ты уже предлагал. Я, конечно, хочу на ноги встать. Но ведь могу оказаться в мире, где сразу умереть — предпочтительнее, чем жить. Ну, например, ведьмой в руках средневековой инквизиции очнутся — лучше сразу сдохнуть, чем много месяцев пытки выносить. Так что давай поподробнее. Если бы мог сделать без разрешения — сделал бы. Значит, тебе моё согласие принципиально важно.

— Какая жалость, что я тебя не рассмотрел раньше! — он поморщился и нимб тихонько начал гаснуть. — С другой стороны, ты же не знакомишься лично с каждой бактерией? Вот и я не мог… Ладно, слушай… В творцов миров и цивилизаций мы уже наигрались. Пространство и время гораздо более интересные игрушки. И менять их не обязательно своими силами. Тебе без разницы, что и как, в вашу жизнь мы не вмешиваемся. Ну, практически… Но если требуется вмешательство — должно быть согласие. При рокировке я получу бонусы на других пространствах и в других мирах. Но составить цепь перемещений — не так просто. Я могу найти тебе замену, хотя на это уйдут ресурсы. Поэтому не слишком торгуйся… Это будет достаточно банальный мир. Ну, где-то ваше средневековье. Население — люди. Генетически вы идентичны. Ты будешь дочерью лорда. Весьма приличный статус и старт. А дальше так и будешь жить, как сама сумеешь. Вмешиваться никто не станет. Вы, перемещенные, некоторым образом получаете статус неприкосновенности. Да и не играем мы с вами, наигрались уже, я же говорил…

Крылья стали серыми, а потом загорелись красивым оранжевым огнём.

— Что не так с моим донором?

— Всё так, но замуж она не хочет.

— Что не так с мужем? Маньяк? Садист?

— Нет. Муж как муж, это её личные страхи и предубеждения.

Все же алкоголь под действием адреналина выветривался, меня пробрала дрожь — ведь это всё реально, ведь я правда смогу быть здоровой и ходить…

— Ну, решай уже. Время — тоже ресурс, я не хочу тратить его бессмысленно…

— Срок жизни — триста лет.

— Нет. Там столько не живут. Обычные девяносто-сто ты проживешь…

— У тебя и так будет ребенок. Через шесть лет ты родишь первого сына.

Господи! Ну я и дура! Я даже не знаю, что потребовать-то…

— Пусть мои дети будут здоровы и проживут долгую счастливую жизнь!

Я сидела в собственном кресле в собственной спальне и не понимала — это было или, все же, я от одиночества чокнулась? Может мне нужно вызвать санитаров и отправляться в дурку?

Заехала в душ, вымылась, одела чистое бельё, отметив про себя, что так на Руси к смерти готовились. Подумала, накинула футболку и села за комп. Надо убрать всё личное. Бизнес пусть живет, все контакты и рецепты пусть будут, а вот всё личное — удалить…

Думаю, что там, за компом я и уснула…

Глава 6

— Леди Катрин, вставайте! Просыпайтесь, а то леди Тирон разгневается! — меня кто-то тряс за плечо.

Понимание, что я не сошла с ума — пришло сразу. Вместе с ним пришел и страх. Катрин — это я. И говорят не на русском. И не на английском. Со скуки я весьма сильно увеличила свой школьный багаж языка. Но я все понимаю. А говорить смогу?

— Прекрати меня трясти! Я уже проснулась!

— Леди Катрин, надо одеваться и идти, леди Тирон приказала сразу после завтрака привести вас.

Я открыла глаза, глупо так прятаться от новой реальности. Но всё равно страшно. И очень холодно. В комнате из камня и почти без мебели.

Мне казалось, что с первых слов догадаются, что я — подменыш. Но пожилая тетка рядом со мной ни о чем таком не думала, а просто тянула меня за руку с кровати. Я вырвала руку, слегка шлепнув её по предплечью.

— Не хватай меня, я сейчас встану.

Я помнила, что тело здоровое, но первый шаг мне дался не легко. Казалось, что все мышцы в ногах окаменели, я пошатнулась и чуть не упала. Тетка подхватила меня и усадила опять на кровать с сероватым несвежим бельём.

— Давайте уже одеваться, леди.

На ней было засаленное до невозможности суконное платье ниже колена, но не в пол. Сверху серый передник с пятнами.

Пока я сидела, она натянула на меня толстые вязаные чулки из колючей шерсти и кожаные туфли. Ноги у меня как палки, тощие, аж синеватые, груди еще нет совсем. Потом тетка стянула меня с кровати и, поставив рядом с собой, ловко, прямо на ночную рубашку, одела тяжелое суконное платье, зашнуровала его на спине, и сверху — меховую неуклюжую безрукавку на завязочках. Не могу сказать, что это меня сильно согрело. Я с интересом осматривала свои руки, а в душе поднималась волна восторга — я могу ходить! Я больше не прикована к креслу! Господи, спасибо тебе, если ты есть! Не знаю, кто там у меня был под видом ангела, но и тебе — спасибо!

А руки были детские, худые, с тонкими аккуратными пальчиками. И очень нежной кожей на ладонях. Красивые руки. Нужно бы узнать, как зовут женщину. Тут мне повезло. Из-за двери кто-то крикнул: Дага, иди, забери завтрак!

Тётка оставила меня в покое и вышла в коридор. Я осмотрелась — каменная комната, узкое окно, как бойница. Стекло покрыто изморозью и часть ее подтекает каплями прямо на подоконник. Кровать с двумя подушками, не слишком теплым одеялом и сероватым грубым бельём. В стену вмурован камин. Он не топится. Рядом с ним стоит низенький стульчик со спинкой. Плохо обработанное дерево, даже трещина на сидении. Ближе к окну дощатый стол и на нём грязная миска с остатками непонятно чего. Хлебные крошки и глиняная кружка с запахом кислого вина.

Ненормальные что ли? Ребенка вином поить.

Вернулась Дага, выставила с подноса на стол миску с каким-то месивом, но хоть горячее, прямо парок над ним, кусок серого ноздреватого хлеба, сунула мне в руку большую неудобную ложку и, поставив на стол кружку с горячим напитком, стала сгружать грязную посуду на деревянный поднос.

— Кушайте быстрее, леди.

— Дага, я в туалет хочу.

— Так ваза ваша под кроватью, как всегда.

И вышла из комнаты.

Ваза, я так понимаю, это — ночная ваза, горшок, по русски говоря.

Я встала на колени и полезла под кровать. Ага, вот и он.

Горшок был без крышки и уже использован… Гадость какая… Но деваться особенно некогда. Я не нашла в комнате ни воды — умыться, ни полотенца. В углу еще стоял небольшой сундук с замком. И всё. А выйти в коридор я не рискнула.

Попробовала кашу — размазня, что-то типа гречки без соли и сахара, но горячая. Неохотно съела пару ложек. В кружке был горячий травяной отвар, даже немного с мёдом. Я выпила его и осталась сидеть за столом. Что делать дальше я пока не знала.

Вскоре вернулась Дага.

— Пойдемте, леди Катрин, вас уже ждут.

— Дага, мне нужно умыться.

— Дага, ты чья служанка?

— Ваша, леди, с самого детства — ваша. Что это вы спрашиваете?

— Если ты моя служанка, почему ты задаешь мне вопросы, а не делаешь то, что мне нужно?

Она посмотрела на меня, вздохнула, взяла за руку и повела за собой. Привела она меня на кухню, где слила на руки теплой водой и дала вытереть лицо относительно чистым кухонным полотенцем. Ужасно… Я дама терпеливая, но в таких условиях жить… Горел открытый очаг, суетилась высокая костистая повариха, командовала и ругалась. Мрачный мужик наливал воду в большой котел у очага, суетились две молодые девчонки.

Ладно, надо бы выяснить, что там с моим замужеством.

— Всё, леди Катрин? Теперь вы довольны?

— Пойдемте, а то леди Тирон опять злиться будет.

Дага вела меня по промерзшим коридорам дома? замка? Непонятно…

Комната, в которую она меня привела, отличалась от моей. Сильно. В ней было тепло — горели сразу два камина. На полу лежал толстый ковер. И, похоже, даже не прямо на полу. Очевидно под ним еще слой войлоков — он приподнят над полом сантиметров на пять. На ковре красивая молоденькая девушка, в таком же платье как у меня, играла с симпатичным малышом лет двух. И, хотя на ребенке тоже было платье, мне показалось, что это мальчик. На стенах висели гобелены и расшитые войлочные ковры. Разные по стилю и качеству, но, несомненно, теплые. Стояла большая кровать с балдахином. Был стол под красивой скатертью, на столе — металлическая ваза, может даже — серебро, с выпуклым рисунком. В вазе горкой лежали булочки. Несколько неудобных на первый взгляд кресел, резных, с низкими спинками и с подушками на сиденьях. Подушки из такой же толстой яркой ткани, что и скатерть. За столом сидела молодая женщина, лет двадцать пять, не больше. Теплое платье из густо-синей ткани, сброшенная от жары меховая расшитая жилетка лежала на соседнем кресле. На углу скатерть была сдвинута и там, на белой салфетке, стоял красивый кубок серебряный, с цветными камушками, и тарелка с жареным мясом, которое пахло совершенно одуряюще…

— Ну, леди Катрин, вы подумали?

Глава 7

— Леди Тирон, приношу вам свои извинения, но я была не слишком внимательна. Вы не могли бы рассказать еще раз?

Как в анекдоте — не догоню, так хоть согреюсь. Здесь, по крайней мере, тепло. Судя по всему, девушка отказалась от замужества, а мне нужно узнать детали.

Брови леди Тирон поползли вверх.

— Ты издеваешься? — но спросила она как-то неуверенно.

— Нет, что вы, леди Тирон! Я просто действительно переволновалась и не всё запомнила…

— Хорошо… Ваш отец сейчас, как вы знаете, при дворе. Король обещал бенефиции всем дворянам, которые свяжут своих детей браками с лордами и леди Средиземья. Король и ваш отец выбрали вам и вашей сестре мужей. За это земли, на которых мы живем, переведут в майорат. Ваша семья поднимется в статусе. Ваш брат получит майоратные земли, а не наградные! Он станет бароном! А не просто лордом…

— А зачем королю эти браки?

— Его величество устал от постоянных военных конфликтов. Такие браки совершаются сейчас между государствами с благословления обеих государей! Мир слишком хрупок, когда наша принцесса выйдет замуж за принца Гальдии — государства объединятся.

— Понятно… Они просто готовят почву для бескровного слияния. Очевидно, раньше наши государства много воевали?

— Хватит, не вам, леди, лезть в высокую политику!

— Простите меня, леди Тирон! Я слишком любопытна! — побольше раскаяния в голосе…

— Да, так вот, вы и леди Сания выйдете замуж к вящей славе нашего рода!

Если перевести на человеческий язык, меня выдадут замуж, а сливочки за это слизнет леди. Явно она не мама Катрин… Мило… Ну, надо прикинуть, как повернуть и что можно выжать из ситуации…

— А кто будет мой муж, леди Тирон?

— Лорд Шарон, граф Ромский! Это большое приграничное графство. Вы станете графиней, леди Катрин!

— А муж леди Сании?

— А тебе-то что за дело до моего мужа?

— Леди Салия, не смейте вмешиваться в наш разговор!

— Простите, леди Тирон.

Девушка на ковре, оказывается, внимательно слушала наш разговор. А красивая девушка. Яркая голубоглазая блондинка, волосы уложены в сложную прическу из кос, платье хорошего качества, почти без пятен, но великовато… Похоже, донашивает обноски леди-мамашки. Интересно, Тирон, всё же — мать или мачеха? Кто знает, как тут у них принято с детьми обращаться. Хотя, судя по возрасту, явно — мачеха. Ну, ей лет двадцать пять на вскидку, не могла же она родить мою сестрицу в десять лет. Нет, она — мачеха. И, по канонам любой истории — если не враг, то и не друг. Отсюда и будем отталкиваться.

— Я согласна, леди Тирон.

— И ты выполнишь мою просьбу?

— Я не запомнила, что вы хотели, простите…

— Когда в договор будут вписывать лирд, ты попросишь деньги, пятьсот салем, и оставишь их отцу.

— А что такое лирд?

— Леди Катрин! Не прикидывайтесь дурой! Каждая служанка знает, что такое лирд! Это лучшее, что будет на свадьбе каждой женщины!

— Леди Тирон, служанки очень много болтают, но я не знаю, что из этого правда, а что — их глупые домыслы.

— Ну, может ты и права… Лирд — взаимный подарок или условие. Неотчуждаемый подарок или обязательное условие. Мужчины в качестве лирда, обычно, просят сына. А женщины просят деньги. И это только их личные деньги, мы вольны распорядиться лирдом как угодно и никто, никто не смеет на них претендовать или контролировать расход.

— А если не выполнить лирд?

— Ну, это уже на усмотрение второй половины. Твоя мать не родила сына, а родила вашему отцу двух дочерей, но он не стал разводиться и выгонять её из дома! Он благородный человек.

— А если запросить лирд, который благородный лорд не может выполнить? Ну, не пятьсот салем запросить, а пятьдесят тысяч?

— Это очень глупо, свадьбу просто отменят и всё. Обычно, до свадьбы, размер лирда оговаривается между родителями жениха и невесты.

— А бывают другие лирды? Ну, не деньгами?

— О, конечно бывают! Особенно памятен лирд герцогини Бушанской. Она затребовала от жениха разрешение всегда сопровождать его на охоту. Брак чуть не развалился! Над ним смеялись все дворяне! Он же совершенно помешан на охоте.

— И что, он выполнил условие?

— Ну, конечно нет, но герцогине хватило ума не родить ему ребенка в течении пяти лет и, сразу после этого, она потребовала развод. Но такие лирды — это глупость. Это герцогиня может пойти против воли опекунов, а не нищая дворянка! Но всё равно она дура.

— А если бы он выполнял лирд пять лет, а потом нарушил?

— Если бы она не потребовала развода через пять лет, а осталась бы его женой, а он бы на шестой год нарушил условия и она нашла бы свидетелей, то, по закону, могла бы получить половину его имущества!

— Ого, как всё серьёзно! Такого мне служанки не рассказывали совсем.

— Так что, ты согласна сделать, как тебе приказывает отец?

— Я не буду противиться его воле. Но я хотела бы знать, леди Тирон, какое у меня будет приданое.

— Эта девчонка с ума меня сведёт! Ну, естественно, за тобой дадут одежду и ткани и отец дает за тобой еще пятьсот лирдов.

— Ага. Теперь я поняла.

— Деньги останутся в семье и послужат величию рода!

Ну, конечно, величию рода, не иначе, леди высмотрела себе новую шубку или брюлики и теперь мечтает и на ёлку влезть, и попу не оцарапать… Мне нужно очень хорошо подумать. С этим самым лирдом нельзя промахнуться. Естественно, деньги я просить не буду, нет ничего глупее взять один раз и накупить себе платьев. И потом всю жизнь мучаться от идиота-мужа.

Но есть одна вещь, которая волнует меня сейчас больше, чем пресловутый лирд. Как я выгляжу? Где найти зеркало и посмотреть на себя?

Глава 8

До вечера я просидела в комнате. В каменной неотапливаемой комнате. В узкое окно, оттаяв ладошкой кусок изморози, я рассмотрела, что на улице стоит полноценная зима, с поземкой и снегом. Видно было каменный забор и закрытые тяжелые ворота. Изредка по двору проходили, точнее — пробегали туда-обратно, скверно одетые люди. Возле ворот периодически прохаживался закутанный в тулуп мужчина с саблей или мечом. Охрана, привратник или что-то вроде… А бегала, я думаю, замковая прислуга. Этаж у меня, кстати, был третий или второй.

К вечеру, как я ни куталась в тощее одеяло, я почувствовала, что простыла. Зудел и подтекал нос, слезились глаза, определенно — поднималась температура. Я не понимаю, как этот суповой набор, который теперь моё тело, выживал в таких условиях. Дага, кстати, тоже стала кашлять и чихать, но её кашель был даже хуже моего — очень сухой, какой-то сипящий. В обед она принесла мне горячий суп с голой косточкой без следов мяса и непонятными овощами. Но бульон был горячий и я выпила его, заедая хлебом. Сама она большую часть времени бегала между моей комнатой и кухней. Я так понимаю, туда она ходила греться. А у меня в комнате она садилась на стульчик, отодвигалась от холодного камина и вязала бесконечный чулок. Мы почти всё время молчали, она, похоже, обидевшись на утреннее умывание, а я из боязни ляпнуть что-то или спросить не то. Вечером, после скудного ужина, в нашу комнату заглянула молодая крепкая горничная, в добротном платье и крепких чулках. Хотя, попахивало от неё так себе.

— Леди Тирон велела вам придти к ней! — и собралась выйти.

— Стоять! — я просто озверела от тупого сидения и очень замерзла. — Ты горничная или леди?!

— Горничная леди Тирон — девица таращила на меня глаза, явно не понимая, что не так…

Дага, кстати, тоже таращилась.

— Если ты горничная, то кто дал тебе право ломится в комнату леди, как в конюшню, без стука в дверь, без разрешения?

— Ах ты… Не больно-то вы и леди, нечего тут нос задирать…

— Ну, что ж, милочка… Ты сама выбрала. А сейчас — пошла вон отсюда.

Ненавижу тех, кто пытается клюнуть подранка… Только я-то не подранок, дамы и господа. Пора начинать обустройство в этом мире.

— Вы, леди Катрин, поосторожнее с ней, она злопамятная очень. Может и напакостить — не выдержала Дага. — Ну, и наглая девка, конечно. Она ведь самой леди Тирон прислуживает. Всегда может в уши ей нашептать.

— Не бойся, Дага. Думаю, сейчас леди Тирон гораздо охотнее выслушает меня. Пойдем.

Дага осталась в коридоре, а я прошла в комнату леди. В этот раз было так же тепло, но в комнате не было ни одной живой души.

— Присаживайтесь, юная леди. Я хочу поговорить с вами как мать!

Я села в предложенное кресло.

— Понимаете, юная леди…

Больше она ничего сказать не успела — я начала кашлять. Старательно и вдохновенно. Я и в самом деле чувствовала себя отвратно. Да и покашлять для хорошего дела не так и сложно. Вытерев слёзы рукавом, я дала шанс леди Тирон думать, что она может продолжать.

— Так вот, юная леди…

Кашлять я начала с удвоенной силой…

— Да прекратите вы уже!

Я с трудом отдышалась и просипела:

— Простите, леди, но я заболела… Думаю, что просто от холода.

Леди поджала губы. Но идиоткой она не была.

— Я прикажу топить у вас в комнате два раза в день.

— И еще прикажите, пожалуйста, выпороть вашу горничную — я еще немного покашляла.

— Она вломилась в комнату дочери лорда не постучав. А когда я сделала замечание ей, она мне нахамила.

До леди стало доходить.

— Вы что, леди Катрин, шантажируете меня?

— Даже не сомневайтесь. Нам осталось жить под одной крышей две недели. Но если мне будут приносить вместо еды такие же помои, как сегодня, за две недели я слягу окончательно. Есть их я просто не стану. Я не возражаю против брака, но мне нужны нормальные условия. Вы можете поорать, леди Тирон. А можете повести себя по умному, и до свадьбы я буду милой и ласковой.

— И передадите ваши пятьсот салем отцу?

— Конечно, как только деньги окажутся в моих руках. Это же отец.

Леди взяла за длинную ручку колокольчик, что стоял на столе и позвонила. Через минут в комнату зашла горничная.

— Коста, позови управляющего.

Минут пять мы молчали. Леди поглядывала на меня почти с любопытством.

Вошел пожилой полный мужчина. Суконный черный костюм, шелковый воротник, высокие сапоги с меховой опушкой и козлиная борода.

— Гвайр Таун, прикажите отправить Косту на конюшню. Пять плетей.

Коста бросилась в ноги леди с воплем:

— За хамство, Коста. И чтобы не забывала свое место — ответила ей я.

Кажется, управляющий тоже удивился. Но взял рыдающую Косту за руку и вытащил её в коридор. Шаги и рыдания стихли вдалеке…

— Теперь вы, юная леди, выслушаете меня?

— Конечно, леди Тирон.

— Мне очень жаль, Катрин, что этот брак происходит так рано, но, я надеюсь, что вы с честью выполните свой долг перед семьёй и мужем.

Это она сейчас о чём? Я молчала и смотрела ей в глаза.

— Вы понимаете, о чем я?

Она встала, нервно походила по комнате и продолжила:

— Есть такое действие, после которого брак считается завершенным. Он называется — консумация.

Тааааак! Какая, на фиг, консумация, если у тела напрочь отсутствуют вторичные половые признаки? Грудь еще даже не набухла, никакого пушка. Ну, не идиотка же она? Я думала, что столь ранний брак возможен при условии, что сам процесс пройдет после появления у жены месячных. Читала я о таких браках.

— В ночь после свадьбы ваш муж будет знать, что делать. Вы должны полностью подчиниться ему!

— Леди Тирон. А со скольки лет разрешен брак?

— С тринадцати, и вам, юная леди, уже есть тринадцать!

— А разве не должны у женщины до брака начаться… ну, особые дни?

— Вы скажете священнику, что у вас уже были лунные дни.

— Вы уговариваете меня соврать, леди Тирон?

Вот ведь тварь безбожная… Как будто она не знает от прислуги, что Катрин совсем ребенок еще. Как там сказал тот самый ангел? «Муж как муж…» Ну, значит не педофил и не насильник. Думаю, жить под крылом мужа будет значительно проще, чем здесь. Эта гадина ребенка уморит и не поморщится. У нормального мужчины просто не встанет на такое тело. Как бы лицо то своё увидеть?

— Сколько лет моему мужу?

— Двадцать один. Он красивый молодой мужчина, так написал ваш отец. Ваша свекровь до сих пор считается одной из самых прекрасных женщин королевства, а ведь ей уже почти сорок лет. Так что вам повезло, у вас будут красивые дети!

— Если я не умру в первую брачную ночь, леди, просто по тому, что моё тело еще не готово принять мужчину!

Наступила долгая пауза…

Глава 9

— Вы странно себя ведете, леди Катрин. И странно говорите…

— А мне больше нечего терять, леди Тирон. Вы понимаете, что пихая меня под мужчину так рано, вы можете меня покалечить и я никогда не рожу ребенка? Вы собираетесь решить проблемы своего сына за счет моей жизни. Через несколько лет, поняв, что я никогда не рожу ему ребенка, муж выгонит меня. И что тогда? Вы, конечно, можете испортить мне жизнь. Но, думаю, вы сообщили отцу, что я уже пролила первую кровь и могу выйти замуж. Когда сюда приедут отец и жених, я ведь могу и не врать священнику. Что вы тогда будете делать? И не мечтайте, что свалите вину на меня. Я найду, что сказать отцу и как открыть ему глаза. Мне действительно нечего терять.

Леди Тирон поняла, что попалась. Ей явно хотелось отвесить оплеуху наглой мне. Но меня, после общения с соцзащитой, с вороватыми работниками, с лакшери-дурочками и налоговой очень сложно было смутить. Я могу ходить, у меня новое, молодое тело, я еще вырасту. А создать себе удобные условия жизни я сумею. Да у меня через шесть лет сын родится! Нужно будет — я весь мир переверну. Там я подумывала усыновить ребенка. Но кто бы позволил инвалиду, даже обеспеченной, такое? Никакие взятки мне не помогли, а связей с сильными мира сего у меня не было. Но я всё наверстаю здесь. Обязательно.

— Я много, что хочу. Я хочу подробную информацию о земле, куда я поеду, о женихе и его маме, о своем приданом. Но сперва, пожалуйста, кусок мяса и горячий чай. И хорошо бы лекарство от простуды мне и Дагне. Мы обе простыли. И еще, пусть в мою комнату отнесут пару кусков войлока из под вашего ковра. У меня ледяные полы.

Через пол часа я обсосала последнюю косточку от куриной ноги и сыто отвалилась от стола.

Все это время леди бессистемно бродила по комнате и, явно, что-то обдумывала.

— Вы наелись, юная леди?

— Благодарю, мадам. Я сыта. Мне нужна влажная салфетка — обтереть руки. И я хотела бы увидеть зеркало.

Леди засмеялась так весело, что я, невольно, заподозрила подвох…

— Что смешного я сказала, леди Тирон?

— Ты смотрелась в зеркало в прошлом году, думаешь, за это время ты хоть немного похорошела? Как была уродкой так и осталась!

В прошлом году? Я такая уродка, что от меня зеркала прячут? Мне стало страшно. Неужели я и правда безобразна? Хотя, по сравнению с тем, что я могу ходить… Да и ладно. Безобразна, так безобразна. Главное — здорова.

Леди подошла к стене, у которой стоял странный узкий шкаф и распахнула дверцы.

— Иди, полюбуйся на себя!

Я даже не стала заострять внимание на том, что она мне тыкала, как горничной. Понимала, что сейчас она меня ненавидит.

Я, сбоку, несколько неуверенно, подошла к шкафу, думая, что зеркало есть на дверце. Но нет. Весь шкаф так и был зеркалом. Зеркалом, которое закрывалось глухими деревянными створками. Ну да, у них тут поди стекляшка целое состояние стоит.

Я смотрела на своё новое лицо и фигуру.

Это было неожиданно интересно — смотреть на себя. Я вовсе не была уродкой. У меня были точеные черты лица, высокие скулы, хорошие, густые волосы. Да, светлые, несколько непривычно, но не смертельно. Невысокий рост — ну, это еще неизвестно, могу и вырасти. Красивая длинная шея. Маленькие аккуратные ушки. И светлый-светлый цвет и бровей и довольно длинных мохнатых ресниц. Глаза — то ли серые, то ли — голубые. С тонкой черной окантовкой вокруг радужки. Пожалуй, я вырасту очень красивой. Я только не поняла, почему леди считает меня уродиной? Ну, да, без косметики я выгляжу бледной молью…

Ах, вот оно что! Ключевое здесь — без косметики. Смешно. Если мне будет нужно, я сварю туш, кремы, помады, тени и бальзамы без проблем. Здесь полно абсолютно натуральных продуктов. Думаю, года через три я за пояс заткну любую местную красотку. Подумаешь, глаза не накрашены! Но, однако мадам и правда считает меня уродкой. Ну и пусть, это — её проблемы.

— Спасибо за позволение, леди Тирон.

— Ты довольна? Я, между прочим, действую и в твоих интересах. Замуж тебя здесь взял бы только самый нищий! А там, всё же — граф. Хотя, говорят, приграничные графства разорены после войны. Так что сильно не обольщайся.

Принесли салфетки и миску горячей воды. Я тщательно промыла руки и вытерлась насухо.

— Леди Тирон, мы обо всем договорились. Сегодня мы обе устали, но завтра, пожалуйста, вызовите меня к себе и расскажите, что вы знаете о моем муже и его маме. И хоть что-то о земле, где я буду жить. А потом я хочу увидеть свое приданое. Я не хочу позориться перед мужем. Наверняка список уже утвержден и отец переслал его вам?

— Иди уже, маленькая гадина. Кто бы мог подумать…

В комнате у меня горел камин, но он не успел за этот час разогнать холод. После еды меня сильно разморило. Дага вытащила из под моей кровати выкатную доску на деревянных колесиках и стала стелить на неё дырявый войлок.

— Ложись поближе к огню, Дага, ты совсем простыла. И подстели себе еще один войлок. Всяко теплее будет.

Дага подкинула в огонь еще пару поленьев из большой корзины и улеглась. Захрапела она буквально через десять минут. А я все ворочалась на несвежем белье и думала о том, не перегнула ли я палку с мадамой…

Пожалуй, что нет. Я ей нужна на две недели здоровая и послушная. Я читала, что дрова в средневековье были дороги и не все могли отапливать жильё. Я бы поняла, если бы все мерзли. Но два камина ей одной — жирно будет. Да и воспаление легких здесь вряд ли умеют лечить. Думаю, Катрин не пережила бы эту зиму. Даже странно, как вообще в таких условиях ухитрилась выжить. Надо будет аккуратненько расспросить Дагу. Может что-то и узнаю.

Глава 10

С утра Даге стало хуже. Немного подумав, я уложила её в свою кровать. Противно мне или нет, но нельзя больного человека держать на каменном полу — никакие войлоки не способны защитить от сквозняков. Я сходила на кухню и потребовала отвар от простуды. Здоровая костистая тётка, гвайра Луф презрительно фыркнула на моё требование.

— Время будет — заварю, а пока идите-ка вы отсюда, леди Катрин. Не место вам на кухне…

— Гвайра Луф, вы слышали, что вчера по моей просьбе выпороли горничную леди Тирон?

Тетка притихла и задумалась.

— Мне не хотелось бы повторно беспокоить леди такой просьбой. Но, если вы думаете, что я позволю кухарке указывать, где мне место, а где нет, то вы — ошибаетесь. Повторяю, мне нужен отвар от простуды. Большой котелок. Очень горячий и с мёдом… Я жду в своей комнате.

Я развернулась и вышла в полной тишине. Я специально говорила громко. Уверена, вчера все слуги обсуждали порку горничной. Так что пусть подумают, стоит ли со мной спорить.

А бросить больную я не могла. Поэтому завтрак я разделила на две части. Большая жареная отбивная помогла исправить вкус отвратительной каши. Еще я споила Даге большую кружку горячего отвара с мёдом и каплей вина и навалила на неё все войлоки. Пусть с полу, но ей и правда было плохо. Плевать на грязь, вымыться я успею, а сейчас, хоть и противно — нужно потерпеть.

Сама я проснулась с заложенным носом, но без температуры. Если поберечься — через недельку всё пройдет. До завтрака я успела растопить камин, унести грязную посуду и вынести горшок на улицу. Вылила его под кусты у уличной стены и осмотрела жилище. Не замок — очень длинный каменный дом, узкие окна пропускают мало света, но сейчас, хоть и мороз, но солнышко светит прямо в них. Всего два этажа, дальний конец дома имеет двойное остекление — там окошки прозрачные, там живет леди Тирон и, думаю, там же — моя сестрица. Интересно, за что же так невзлюбили Катрин? Передернула плечами от холода, сполоснула горшок водой из прихваченной с кухни кружки и побежала назад.

Самым нудным оказалось расчесать косу деревянной расческой. В ней не хватало почти трети зубцов. Но я справилась. Затянула волосы кожаным шнурком и снова села у окна. Теперь — просто подумать.

Если существует список приданного, мне нужно будет тщательно проследить, что бы маман не сунула что попало. Она явно умеет экономить на удобствах людей.

Нужно будет попытаться выяснить, как к Катрин относился отец. Нет, так то понятно, что наследник в доме — персона номер один. Но папаша же не выгнал мать Катрин и этой, как её… Сании… Нет, Салии! Кстати, совершенно не понятно, что там у сестер случилось, что они не общаются. Пусть Дага еще поспит, а как проснется — нужно поговорить будет. Думаю, просто лежать ей станет скучно, авось поболтает со мной.

И интересно, что же там за разоренное графство.

Под грудой войлоков тихо кашляла Дагна. Её, похоже, скрутило намного серьезнее, чем меня.

В дверь постучали.

Вошла Коста, глаза в пол, лицо серьёзное. Поклонилась в пояс и, не поднимая глаз, сказала:

— Леди Катрин, леди Тирон просила пригласить вас к ней в комнату.

О, совсем другое дело.

— Скажи леди, Коста, что я сейчас буду.

Я спустилась на кухню, отдала приказ заварить еще порцию трав с мёдом и напоить Дагу. Ткнула пальцем в одну из девушек, что помогали на кухне.

— Вот ты, сходишь и напоишь её. Понятно?

— Да, леди Катрин, сейчас заварю и сама отнесу.

Отлично. И мне даже не жалко Косту. Как, всё же, у людей, что в нашем мире, что в этом, принято толкать падающего! Есть возможность плюнуть- обязательно сделают. Очень постараюсь, что бы в моей новой жизни меня не окружали такие вот Косты. Это как с шакалами жить — всегда нужно ждать предательства или гадости. Иногда даже не для выгоды делают, а просто потому, что думают остаться безнаказанными. Вот взять ту же Косту… Вот что лично ей дало хамство по отношению к ребенку? Да ничего, кроме чувства собственного превосходства. Стоило ил оно того?

Леди Тирон предложила мне сесть и, даже, чашку чая. Я не стала отказываться.

— Спрашивайте, юная леди, что вы хотели. Но учтите, я не так много знаю.

— Какой климат в моем новом доме? Там суровые зимы?

— Я не жила там, леди. Но, по слухам, зимы такие же, как у нас. Только немного короче. И более жаркое лето. Там даже на юге графства выращивают персики. Это такие фрукты, как яблоко размером, только вкуснее. И не много мелких косточек, а одна огромная. Я ела такой, еще до замужества. Очень вкусно!

— А что вы знаете о моей свекрови, леди Тирон?

— Очень мало… Ну, ваш муж ее третий сын, первые два не выжили. И, вроде бы, есть еще маленькая дочь, чуть старше вас. Но про неё, про графиню, рассказывали, что она потрясающая красавица! Когда ваш отец сватался ко мне, ко двору как раз приехало посольство из Сарма. И мой отец приглашал купцов, которые сопровождали посольство, в наш дом. Мне разрешили сидеть за столом с гостями. Один из купцов привозил в замок вашего мужа ткани. Он и рассказывал о леди Маринде. Говорил, что это дама с тонким вкусом и бывает при дворе герцога Грижского. И слывет там первой красавицей. И говорил, что у нее есть специальная служанка, которая варит ей особое мыло для кос. И что секрет мыла никто не знает, но седины у герцогини нет. И нет морщин, потому, что она умывается молоком. Покойный граф Ромский обожал жену и тратил на её наряды не жалея…

Это, в общем-то, всё, что я знаю про неё.

— А на чем зарабатывают в графстве?

— Ну, что они делают или выращивают такое, что потом продают?

— Какие странные вопросы, леди Катрин!

Пусть крестьянами занимаются мужчины, вас это не касается!

Леди мачеха наотрез отказалась вызывать доктора для Даги. Ещё и выговорила мне, что мои капризы не знают границ. Скорей бы уж замуж. Тошно смотреть на это всё.

В общем, нельзя сказать, что я разжилась информацией. Но, думаю, больше она и сама не знает.

Реставрация старого стула — Удачный проект — Интер

На следующий день договорились заняться приданным. Вот только что я буду делать, если не смогу читать на местном? Да я даже не знаю, учили Катрин грамоте или нет…

Для Даги я взяла булочку из вазы. Тирон покривилась, но ничего не сказала. Сестры я не видела.

Вернувшись в комнату я первым делом подкинула дров в тухнущий огонь. Дага поспала, но выглядела не лучшим образом. Красное лицо в испарине, горячий лоб, сиплое дыхание…

— Ой, леди Катрин, никогда вы за мной так не ухаживали…

— Дага, я расту и начинаю понимать, что тебе тоже бывает тяжело или больно. Тебе отвар приносили?

— Да толку-то с него, только в туалет бегаю.

Да не трожьте вы горшок, леди Катрин, где это видано, что бы леди за служанкой выносила? Крикните кого нибудь с кухни да и все.

Ну, тоже правильно. Сходила на кухню, приказала еще горячего отвара и увидела лимон. Отлично, все же болеть — мерзкое дело. Повариха пыталась возражать, что это для леди Тирон, но я не стала слушать. Леди здоровая, как лошадь, а у Даги температура.

Захватила с собой служанку.

— Как тебя зовут, я забыла.

ВТОРАЯ ЖИЗНЬ СТАРОГО СТУЛА

— Так Тумой кличут, госпожа…

— Котелок оставь у нас в комнате, и горшок вынеси.

— Слушаюсь, леди Катрин.

Ужин принесли вполне съедобный, но Дага почти не поела. Хоть бы к утру ей легче стало, а то кашляет так, что аж страшно.

Остаток дня я тупо вязала чулок, оставленный Дагой, а она дремала.

Спать я легла на выкатную доску, под вонючими войлоками.

Глава 11

Сон на досках и вонючее тряпье не сделали меня благостной к утру. Я потребовала с кухни горячей воды, умылась сама и протерла Даге лицо, грудь и руки. Температура у неё держалась, но, кажется ей было немного лучше. После завтрака леди Тирон прислала горничную сказать, что одеждой и посудой займемся после обеда. Сейчас у неё дела. В окно я видела чьи-то сани. Очевидно, у леди были гости.

Моя сестра так и не зашла ко мне ни разу, а я не знала, где именно её комната. Да и непонятно было — стоит ли идти. Не слишком-то любезна она была в нашу единственную встречу.

— Дага, а почему раньше в нашей комнате не топили?

— Никак заспали леди Катрин? Вы и раньше, после сна, все бывало пытались мириться с леди Санией.

— При чем тут — заспала?

— Ну, как спать ложитесь, мне говорите — мол, сёстры мы, не дело это ругаться, с утра схожу — помирюсь И так себе за ночь намечтаете, что утром и идете к ней…

— Так она простить вам не может, что вы уперлись и матушкино благословение сохранили, не отдали новой хозяйке.

И что я должна думать? Какое благословение? Скорее всего — что-то дорогое. Ну, может деньги или украшения. А Сания, судя по всему — отдала. И живет в тепле, но жалеет… Ну, хоть тут понятно. Кстати, неужели отцу совсем наплевать на то, что дочь в каменном холодильнике спит?

— Дага, а почему отец не вмешивается?

— Нууу, вы тоже придумали, леди Катрин… Чего это он будет в хозяйство лезть? Он жену молодую любит, жалеет, что ей с чужими детьми возиться нужно… А уж она всегда найдет, на что пожаловаться. И как вы грамоту плохо учите, и что не слушаетесь и грубите… А еще она его с Пиной застукала, ну, что на кухне работала. Леди тогда на сносях была. Так он, вроде как, задабривает её — сына родила и наследника! И в дела не встревает домашние. Все же она из купеческих, приданое за ней богатое какое дали. Ну и условие ему поставили — что она — полноправная хозяйка. А там, гладишь, папенька её помрет — ещё чего ценного оставит.

Понятно, дочь в хозяйстве вещь не нужная… Вот ведь уродский мир. Но жить мне придется именно в этом мире. Очень важно — наладить хорошие отношения с мужем. Мне без разницы, пусть он хоть всех кухарок оприходует, лишь бы по обоюдному согласию. Глядишь, сильно меня не будет доставать.

— Дага, что-то я после простуды больно много «заспала»… Даже не помню, кто меня грамоте учил.

— Так как же так-то, леди Катрин? Ведь два года ходил гвайр Людус. Он, хоть и старик, а много всего знает и помнит. И грамоте учил и считать.

— Точно, а я его то помню, а как звали — забыла.

— Ну, и не мудрено, вы с ним никогда и не ладили. Да и с весны много времени прошло, как он помер, так и учеба ваша закончилась.

Да уж… Похоже, образованием мне не придется хвастаться в этом мире. Ну, хоть грамоте учили — и то хлеб.

Ну, со счетом у меня и без вашего гвайра проблем не будет. Буквы бы мне понять, слова написанные. А с остальным я разберусь.

— Давай, Дага, я тебе принесу сейчас еще отвара и ты поспишь?

— Ой, леди Катрин, дай вам всевышний мужа хорошего, но сил моих нет спать. Да и кашлять я меньше стала. Вы лучше, если время есть у вас, поговорите со мной еще — всё день быстрее пролетит. Я вот опасаюсь. Как бы не донесли леди Тирон, что я тут в вашей кровати прохлаждаюсь.

— Думаю, не донесут. А и донесут — найду, что сказать. А поговорить — это я с удовольствием. Вот расскажи мне, какое приданое должно быть за благородной леди. А то я боюсь, что мало дадут и опозорят перед мужем меня. Ты ведь уже давно при господах живешь — что-то да знаешь.

— Ну, я же раньше маменьке вашей служила, а уж потом, как она родами померла — меня к вам приставили. А няньку, что у вас двоих была, оставили с леди Санией. Она тогда у отца выплакала. Вам и было то всего три годика — вряд ли вы хорошо помните. Ей то аж шесть уже было — немного понимала, что делает. Ну, вот у вашей маменьки приданое было четыре сундука. В одном, небольшом — посуда серебряная, там же ларец, а в нём украшения всякие, ну и простая посуда. В другом — аж четыре подушки, да два одеяла теплых, да два потоньше, да простыней дюжина и наволочек аж две дюжины. Самый большой сундук был с тканями. Так прямо рулонами и были сложены. И простые и дорогие. И бархат там был, и всякие-всякие шелка. Ну и простая ткань беленая тоже там была. Агроменный сундук-то — его слуги еле уволокли в четвером. Ну и отдельно — одежда ее разная. Там и шубка была, что сейчас леди Тирон носит. Хорошая шубка то, из заморского меха сшитая. И крытая тонким сукном. А как помирала маменька ваша — так и позвала вас в комнату. Видать чуяла, что не выживет — и благословение свое заранее уложила в две шкатулки. Вот одну вам подала, а вторую леди Сании. А вас к ней больше и не пускали. Мальчик то сразу мертвый родился, а она через три дня, голубушка, сгорела от жара.

Дага расчувствовалась от воспоминаний и всплакнула. Видать привязана была к матери Катрин.

Я взяла Дагу за руку и погладила. Мне жаль было эту, в сущности чужую, женщину. Судя по всему — своих детей у нее не было, вот она и прикипела к Катрин.

Глава 12

Время до обеда я решила провести, разбирая свой сундук в комнате. Надо сказать, он меня не порадовал. Несколько грубых сорочек. Ну, хоть чистые, значит можно будет помыться и сменить ту вонючку, что сейчас на мне. Два суконных платья, одно толстое и грубое, второе получше, даже с цветной вышивкой. Но на меня велико. Явно с плеча сестры. Рукавов у платьев не было — они лежали отдельно, других цветов и привязывались к платью ленточками. Три пары сравнительно новых вязаных чулок — думаю, Дага постаралась. Только вот нужно придумать пояс или колготки, привязывать чулки подвязками, а точнее — просто кожаными шнурками, прямо к ногам — не лучшая идея. Еще был большой суконный плащ с меховой опушкой, довольно вытертой. И грубая вязаная шаль. Остальное содержимое сундука предназначалось на теплое время года. Две пары кожаных грубых туфлей без каблука, и три верхних платья — все ношеные и с чужого плеча. Только одно можно было бы одеть на меня сейчас, но думаю, к лету оно станет мало. Не богато, прямо скажем.

После обеда, покормив Дагу, которая, правда, чувствовала себя лучше и хорошо поела, и напоив ее новой порцией отвара с медом, я отправилась, в сопровождении почтительной Косты к леди Тирон. Коста привела меня не в апартаменты леди, а в самый конец коридора, где за очень толстой дубовой дверью меня ждала мачеха.

Большая комната без окон напоминала собой склад всего на свете. Здесь же стояли сундуки. Не такие уж и большие.

Открыли первый из них.

— Это постельная ткань, леди Катрин. Белье вы нашьете сами, по размеру графской кровати.

В сундуке лежали три довольно узких рулона ткани. Сантиметров шестьдесят в ширину, не больше. Очень грубой и неотбеленной.

— Леди Тирон, вы думаете, что граф будет спать на этом? Давайте договоримся так. Я ухожу из вашего дома без денег. Но уж тряпками вы меня не позорьте. Когда красавица леди Маринда увидит это, что она обо мне подумает? Вам то всё равно, а мне с ней жить. Я не хочу всю оставшуюся жизнь выслушивать попреки в нищете.

Мадам психовала, я видела, но сейчас мне её психи были фиолетовы. Мне с ней не жить, она, однозначно, мой враг. Радость в том, что сделать она ничего серьезного мне не посмеет. Иначе не будет брака, а за это папенька может сииильно огневаться. Уж не знаю, что там ему король наобещал, но даже наследный титул барона для их сына — очень лакомый кусочек для купчихи. Пусть платит за свои хотелки.

По ее приказу Коста вынула эту дерюгу и положила три куска приличного, плотного и белого полотна.

— Еще столько же, леди Тания. Давайте не будем спорить над каждым куском ткани. Иначе я сейчас просто развернусь и уйду в свою комнату, а жениха сама лично попрошу проверить сундуки. И, кстати уж, я хотела бы видеть утвержденный список приданого.

За эти слова я получила оплеуху. Повернулась и пошла в комнату.

— Запомни, купчиха. Если ты еще раз посмеешь тронуть меня хоть пальцем — я много, что найду сказать и отцу, и жениху. Ты меня сильнее, но я тебя отбоялась. Если ты, тварь наглая, хочешь сыну баронский титул — плати!

Леди ахнула, закрыла себе рот рукой и перекрестилась…

— Вы меня хорошо поняли, леди Тания?

Она покивала головой.

— Думаю, вам стоит предупредить Косту о том, что этот наш маленький конфликт должен остаться в тайне. Вам же не нужны сплетни среди слуг?

Леди глянула на молчащую Косту.

Та начала истово креститься и трясти головой:

— Да я господом нашим клянусь — молчать буду!

— Да разрази меня господь, если хоть словом обмолвлюсь! — у неё с перепугу аж слезы на глазах показались.

— Коста, добавь, как я и сказала, еще три хороших куска полотна в сундук. И сверху — четвертый, это, мадам, с вас за оплеуху. И принесите, наконец, опись.

За описью мадам пошла сама. На куске очень плотной бумаги, именно — бумаги, что меня порадовало, были расписаны причитающиеся мне «богатства». Читать я смогла, хоть и по слогам, но всё понимала. Это было просто отлично!

Обе тетки явно были шокированы моим поведением, но мне было плевать.

Еще я получила несколько рулонов шелка и два — бархата. Очень толстый, думаю, достаточно теплый. Пойдет на зимние платья. Кромет того, туда добавили три куска тонкого качественного сукна. Я из любопытства развернула один из них — довольно большой. Метра полтора на пять. А вот бельевые ткани все были длинные, но узкие. Отдельно шел мешочек с красивыми шелковыми лентами и второй, поменьше — с нитками для вышивания. Еще мне положен был станок для тканья ковров. Ну, типа этого был у моей бабули. Она называла его — кросна.

В посудный ларь уложили в солому сервиз на двенадцать персон. Ну, так себе — фаянс с росписью, два серебряных кубка, серебряное блюдо и двенадцать больших двузубых вилок. Думаю, ужасно неудобных. Ну и фиг с ними. Переплавить всегда можно, главное, что это — серебро. Все тщательно пересыпали соломой и сухими опилками.

Тяжелее всего леди Тирон рассталась с украшениями. Пыталась меня уверить, что матушкино благословение и есть мои украшения. Мол, больше мне и не положено. Но тут я уперлась, как осел — не в красоте дело, а в том, что это легче всего продать. А деньги пустить на развитие бизнеса и хозяйства. Я не собиралась жить в нищете и морозить слуг в качестве экономии. Леди, чуть не плача, передала мне в руки мешочек, который я не поленилась развернуть.

Бусы жемчужные — одна нитка пять стоунов длины/стоун — примерно сорок сантиметров/, не слишком удачно подобранный мелкий жемчуг разного цвета. Ну, на отделку вполне пойдет. Цепь золотая, с тремя красными камнями — довольно толстая и короткая цепочка, на ней три рубинового цвета крупных слезки. Цепи серебряные, по полтора стоуна каждая — две штуки. Одна из них была довольно симпатичного плетения. Кольца золотые — с камнями красным, зеленым и два с синими — огромные перстни с кабошонами, явно не на детскую ручку. И ожерелье с десятью сапфирами золотое. Ну, сапфиры были яркого цвета, дурно огранены, но вот оправа была красивой. Для каждого камня — своя, отдельная ячейка.

— У меня почти пустой сундук с одеждой и бельем. Прикажите сейчас принести в мою комнату вот этот рулон на бельё — я ткнула пальцем в белую качественную ткань. Не батист, конечно, но и не дерюга. — И еще мне нужен хороший плащ в дорогу. Я не собираюсь мерзнуть. Да и в старом платье я вряд ли очарую жениха. Так что вот это синее сукно — тоже ко мне в комнату. И пришлите двух служанок — шить.

— Леди Катрин, обе швеи сейчас заняты.

— Мне не нужны швеи. Раскроить я смогу и сама, мне нужны девушки, которые могут проложить более-менее ровный шов.

— На вас не угодишь, можете взять любых двух девок.

В понимании этих женщин я была уродина. Но я собиралась встретить жениха в нормальном виде. Мне не хотелось что бы он, по мужской наивности, так же счёл меня уродиной. Я то видела и понимала, что Катрин — красавица, а каплю краски я и здесь добуду.

Сундуки я потребовала отнести в свою комнату и отдать мне ключи от замков.

Леди поморщилась, но спорить не стала. А я пронаблюдала весь процесс, не сводя глаз со своего имущества.

Глава 13

Я зашла на кухню и спросила:

— Кто из вас умеет шить? Мне не нужна портниха, мне нужна девушка, которая сможет ровно сшить два куска ткани. В комнате у меня тепло, другой работы не будет и я награжу за старание.

Одна из девиц, та, что мыла посуду, робко поклонилась.

— Леди Катрин, меня матушка учила шить.

Гвайра Луф, повариха, пробовал возражать. Я заткнула ее одним движением руки и словами:

— Леди Тирон разрешила мне взять двух любых девушек.

По дороге я узнала имя девушки — Фица.

— Гвайра Фица, сейчас мы расстелем ткань и вы поможете мне раскроить. Вам не нужно будет что-то решать — просто будете держать ткань так, как я скажу.

— Слушаюсь, леди Катрин! Только я не гвайра…

Оп-па… Я то думала, что «гвайра» и «гвайр» — обращение к слугам!

— А как к тебе обращаться?

— Ну, если бы я была замужняя или постарше — можно было бы говорить лура Фица. А так — зовите просто — Фица. С меня и того довольно…Это кто посолиднее или вот, кто пост хороший имеет, ну, как управляющий или кухарка, или если купец — можно сказать «гвайр».

Вот так на мелочах и прокалываются. Ну откуда мне такое может быть известно?

По дороге в комнату мы встретили Косту — она шла на кухню.

— Коста, передай леди Тирон мою просьбу — мне нужно мыло. Я не хочу встретить жениха грязной.

— Слушаюсь, леди Катрин — горничная поклонилась.

Дага дремала, я не стала её будить. Кажется, на Фицу произвело неизгладимое впечатление, что Дага лежит на «барской» кровати. Девушка надраила стол со щелоком, вытерла насухо тряпками и я разложила тонкую ткань. Нужно было сообразить, как кроить её на сорочки. Насколько я помню, платья здесь не стирали. И окраска не прочная, да и сядет оно моментально. Сукно может даже во влажном воздухе сесть. Так что белье нужно шить с учетом усадки. Кроить я решила всё же по косой нити — лучше к телу будет прилегать. Удобнее. Первым делом раскроила несколько шортиков. Пусть не настоящие трусики, да и вместо резинки — кулиска со шнурком, но всяко лучше, чем гулять с голой попой.

И я усадила Фицу шить. Швы будут наружные, поэтому делать их придется аккуратно, и лучше — сразу обметочным, что бы не крошились потом нитки. Первые в этом мире трусы были сшиты через час. Я сразу померяла их, подкроила остальные и хотела отправить Фицу отдыхать, но она чуть не со слезами упросила меня оставить ее в комнате.

В помещении кухни после ужина не топили. Дрова выдавались только кухарке и управляющему. Утром вода на кухонных столах превращалась в лёд. Сумасшествие какое-то! Ну, пусть дрова — дорого, но ведь у хозяев есть свой лес. Ладно, жалко лес. Ну, заведи ты нормальную печку, которая тепло хранит и устрой одну спальню для прислуги. Ну невозможно же жить в постоянном холоде! Болеть же будут люди и умирать! Постель Фице устроили на двух составленных вместе сундуках. Тряпки она принесла свои. Дров в камин я не жалела. Мне в этом гадюшнике вообще ничего жалко не было.

Фица напоила Дагу отваром и вынесла перед сном горшок. Из окна я понаблюдала — она его сполоснула, как я и велела. Ну, хорошо. Ей — плюс. Будет нормально шить — может стоит забрать её отсюда? Швея мне так и так понадобится.

Фицу потрясло, что я легла на выкатные доски и не прогнала Дагу на ночь с кровати.

Следующие дни мы шили, как заведенные. Вторую швею я так и не нашла. Дага сильно кашляла и лучше ей не становилось. А Фица старалась мне услужить. Это я отметила. Очевидно, в благодарность за теплый ночлег.

Вечером, на третий день, когда уже шить было слишком темно, я попросила Фицу проводить меня в комнату Сании. Как оказалось — зря. Девица выговорила мне, что я дура и уродка, и что такая сестра — позор для неё, вдруг её, Сании, жених решит, что у неё дети будут такие же уроды? Это всё при том, что она не дала мне и рот открыть. А ведь старшая сестра. Пусть нет любви, но должна бы понимать, что клану всегда легче держаться, чем одиночке. Я молча развернулась и ушла. Дага пыталась меня утешить, думая, что я расстроилась из-за сестры.

— Да ведь всегда она так к вам, леди Катрин. Бросьте уже уговаривать-то. Сколь раз вы к ней ходили, помириться хотели…

— Всё, Дага, больше не пойду.

Мне очень не нравилось сиплое и прерывистое дыхание Даги. Я не медик, но если бы была просто простуда — ей было бы уже лучше.

Утром, когда Фица ушла за завтраком для всех нас и за горячим отваром, я спросила у Даги.

— Скажи, а куда мы с тобой спрятали матушкино благословение?

— Ну, леди Катрин, что-то уж вы совсем всё забываете! Не заболели ли вы?

— Да нет, Дага, я просто спала не слишком хорошо. И ведь мы же проверяли с тобой недавно, все ли там в сохранности?

Тут я «била» наугад. Просто, думаю, что периодически они вытаскивали свое богатство и смотрели.

— Дак вестимо — недавно. Месяца еще не прошло. Туда же и положили, в молельной комнате, с левой стороны на полу…

И она замолчала — вернулась Фица.

После завтрака я решила помолиться. Ключ от молельни был у леди Тирон. Я отправила Фицу за ключем и взяла её с собой. Поставила в коридоре и зашла в комнату. Лампадка горела возле иконостаса. От неё я затеплила свечку, осмотрелась. Большая комната, две широкие, крытые коврами скамейки. По центру что-то вроде каменного пюпитра. Думаю, на эту штуку кладут библию. Я не специалист в иконах, но они явно отличались от наших. И манерой письма и, главное, что нигде не было троицы. Бог везде был изображен один. И ни одной иконы Божией Матери. Зато на некоторых стоят женщины с детьми и бог их благословляет. Ну, хоть материнство здесь ценят. А вообще-то, стоит выучить несколько молитв. Обязательно стоит. Священник здесь приходящий, нужно будет перед свадьбой попросить пораньше привезти — выучу за пару дней хоть самое необходимое.

Шкатулку я нашла в стене. Если не знать — то и не найдешь. С левой стороны на полу я увидела сучек в доске. Осмотрев весь пол, поняла — не там ищу. А вот чуть выше пола из стены вынимался камень. Сам он был легкий, думаю — разновидность песчанника. Он, как дверка, закрывал приличных размеров пустую нишу. Там была только одна деревянная шкатулка. Вот ее я забрала с собой, а камень вернула на место. Заодно прихватила пару тонких восковых свечей.

Глава 14

Вечером я велела Фице укладываться лицом к стене, на столе зажгла свечу в черепке от посуды, села и открыла шкатулку. Она была не слишком большая, сантиметров двадцать на тридцать и, примерно, десять — глубиной. И первое, что меня порадовало — зеркало, вделанное в крышку. Это уже отлично! Накраситься не видя себя я не смогла бы. Небольшой мешочек, где я нашла 45 золотых монет. Они были не больше десятирублевой монетки и казались в половину тоньше. На каждой монетке стояла цифра «2». Два салема. Значит, всего у меня девяносто. Совсем не плохо. Короткая нитка жемчуга, красивого и крупного. Отдельно, в крошечном мешочке еще пять жемчужин. Три, разного размера, но черные и две одинаковые розовые. Надо же, красота какая! Еще лежало несколько пар сережек, две штуки странной формы брошей. Я не сразу поняла, что это не брошки, а — фибулы. Желтый металл, но не золото. Может быть бронза или медь, с одной свечей цвет не слишком хорошо можно разобрать. Несколько связок круглых стеклянных бусин разного цвета. По пятнадцать-двадцать бусин на ниточке. Возможно, пригодится отделывать одежду. И хорошо то, что уже есть цветное стекло. И еще лежало богатое ожерелье. Прямоугольные золотые звенья крупного размера. В каждое вделан кабошон с квадратным основанием. Размер синего камня примерно сантиметр на сантиметр. А по краям каждого прямоугольного звена цепочки — ярко-алая капля. И красный камень — граненый. Значит, гранить уже умеют. Я не знала названия камней, никогда не интересовалась ювелиркой. Но где-то в голове у меня сидела дата — 15 век. Время начала огранки камней. Думаю, подцепила в интернете. Иногда я смотрела на ютьюбе разные ролики. Про что попадется. Не сказать, что это меня сильно увлекало, но именно там я искала, чем бы еще заняться, когда устала от кружева.

Ну, ладно, это всё деньги. Но хорошо бы мне на свадьбу хоть что-то. А это все массивное, тяжелое. Я буду выглядеть нелепо, как ёлка. Эх, был бы бисер, да времени побольше…

Шкатулку я убрала в сундук и закрыла его на ключ. С ключами я не расставалась. Ни леди Тирон, ни её почтительная горничная мне не внушали доверия.

Даге становилось хуже.

Я поскандалила с леди Тирон и, с большим трудом, но все же добилась обещания пригласить доктора. Сегодня же. За это я отдала одну из золотых монет.

Когда доктор приехал, я поняла, что сделала это зря. Толку с него было чуть, а пафоса — на поп-звезду бы хватило… А главное, он не разбирался в травах и обозвал это дремучим невежеством. Даже не осмотрев Дагу толком оставил ей порошок и велел растворять в теплом вине, пообещав, что тогда прекратится разлитие черной желчи и жидкости тела придут в норму. Что делать с этим порошком я просто не знала. Я бы выкинула без зазрения совести, но вдруг поможет? Ну, пусть доктор болван, но где то он рецепт взял? Может, от умных людей?

Открыла сундук и отрезала кусок белой ткани, разложила на столе и высыпала на неё из стеклянной склянки. Что-то белое. По строению похоже на сахар. Темные вкрапления — хитин. То ли таракан молотый, то ли что-то похожее. И еще какие то ошметки покрупнее. Кожа животного. Или не кожа… Но пить это я Даге не дам. Ясно только одно. Болеть серьезно здесь нельзя ни в коем случае. И нужно искать нормальную травницу. Такую, кто хоть что-то в растениях понимает.

Через два дня Дага умерла. Последнюю ночь она сильно хрипела и не приходила в сознание. Священника позвали уже к трупу. Её тело, под ворчание леди Тирон, завернули в кусок полотна и увезли на кладбище. Ехать с ней леди Тирон мне запретила. Леди не хоронят слуг.

Пожалуй, больше всего меня удивило равнодушие других слуг. Я не та Катрин, которую вырастила Дага, но и мне было до слёз жаль её. А эти люди проработали с ней много лет. Но Фица сказала, что прислуга меняется часто, особенно на кухне. Зимой всегда двое-трое умирают. Обычно прачка и кто-то из горничных. Не из личных, которые в комнатах у госпожи ночуют. А из тех, кто дом убирает.

— Фица, почему же ты не уволишься? Неужели дома ты не смогла бы прокормить себя?

— Что вы, леди Катрин. Тут хоть днем в тепле. А в деревне у меня еще хуже…

— Понятно. Останешься моей прислугой?

Фица кинулась на колени и попыталась целовать мне руки.

— Встань сейчас же! И не смей на колени кидаться. Я запрещаю!

— Леди, я стараться буду, всё-всё буду делать!

— Для начала, Фица, нам нужно отмыть комнату и меня. Все тряпье с кровати, где умерла Дага, я отправила на кухню. Вместе с периной и подушкой. Использовать это я не буду. Может быть, кому-то они спасут жизнь. Войлоки, на которых я спала до этого, велела вынести, кинуть в снег и потом хорошенько выбить. Это сгодится на пол. Голую деревянную кровать щедро облила крутым кипятком. Прямо ковшом плескала. Знала, что в деревнях так выводят клопов. А на кровати, мне кажется, все же были насекомые. Заодно прекрасно отмылся пол. Каменной плитке вода не страшна. На тряпки я, под сожалеющим взглядом Фицы, пустила одну из своих дерюжных сорочек. Больно грубые они. Но Фицу тоже нужно отмыть и одеть нормально. Иначе простынет в дороге. Ехать нам, я так понимаю, не одну неделю.

Очередной визит к леди Тирон обошелся мне в три двойных салема. Судя по довольному лицу леди я переплатила как бы не в трое. Кусок мыла и постель. Но когда я приказала вместе с подушками, периной и пуховым одеялом вынести и сундук, она попыталась возражать.

— Леди Тирон, не думаете ли вы, что я купила товар без упаковки? Что я посплю на нем неделю, выйду замуж и всё вернется к вам? Нет, не хотите — не нужно. Верните мне деньги и оставьте себе свою рухлядь. Неделю я и на соломе могу поспать. Думаю, конюх не откажет мне в любезности. А уж отцу я свою кровать обязательно покажу.

У меня вообще сложилось впечатление, что леди признает только угрозы и позицию силы. Во всех остальных случаях она считает собеседника слабаком и пытается прогнуть под свои нужды. Безумная тётка. Или — безумный мир?

Заморачиваться отделкой швов на простыне я даже не стала. Фица сшила вместе три куска, а подрубить края я и потом смогу. То же касается и наволочки. А вот мешок-пододеяльник пришлось шить. Края ткани могли осыпаться при стирке и пользовании. Так что пододеяльник мы дошивали уже со свечей.

Ванну мне мадам не разрешила брать, похоже, просто из вредности. Пришлось обойтись ужасным корытом.

После ужина Фица выгнала с кухни всех слуг, слила мне и помогла промыть волосы. А так же сохраненным рукавом от сорочки вымыла спину и все остальное, до чего я не дотягивалась. Вот в качестве жесткой мочалки такая ткань была отлична. Одетая в новую чистую и тонкую сорочку, понимая, что впереди нормальная ночь на чистом белье, я знала, что убьюсь, но организую нормальный быт. Сушила волосы у горящего камина, где готовили еду и поражалась глупости и неразумности трат. Этими дровами можно протопить и содержать в тепле пол дома.

— Фица, завтра повторим.

— Леди, вы что, каждый день будете мыться?

Кажется эта идея привела ее в ужас.

— Завтра будешь мыться ты. И платье тебе нужно нормальное, а не этот кошмар засаленный.

— Дай вам бог здоровья, леди Катрин. Говорят зимой-то купаться для здоровья вредно.

— Вредно грязной ходить — вши заведутся. И чистое платье на грязное тело нельзя одевать.

Энтузиазма она все равно не проявила. Думаю, мытье ее пугает. Ничего. Привыкнет. Я не умерла и она выживет. Про себя я даже посмеивалась над этим страхом.

Глава 15

Следующий день я посвятила отделке готового платья. Думаю, в этом мире невесте вовсе не обязательно белое платье. Но, в любом случае, платье должно соответствовать статусу. Быть красивым и дорогим. Проблема в том, что моя фигура сейчас напоминает макаронину… Ни груди у меня нет, ни бедер. Конечно, с возрастом все появится. А сейчас эти дефекты нужно красиво скрыть.

Заодно пришлось заняться и украшениями. Оставила золотые крючки от сережек и привесила к ним на самой тонкой цепочке две жемчужины. Чего мне стоило сделать это практически без инструментов — это вообще отдельная тема. А звенья цепочки пришлось зажимать зубами. Благо, золото не сталь. Но больше я так точно не буду делать — зубы жалко. Фица сидела у окна и шила себе сорочку и новое платье.

А я после обеда решила заняться лицом. Попросила принести мне чистое блюдце, сырое яйцо и пол ложки растительного масла. Лучше — льняного.

Пока Фица ходила, я сделала кисточку. На своем плаще, там, где был потрёпанный мех, завязала ниткой прямо на воротнике тонкий пучок. И выстригла его под корень. Потом привязала его той же ниткой к длинной щепке. Её с трудом отколола от полена еще вчера, на кухне. Получилось что-то вроде кособокой тонкой кисточки. Ничего, пользоваться и такой можно. А вот для ресниц нужна щетина потверже и хорошо бы еще проволоку. И нужен то кусок меньше дециметра. Но я не знала, где взять. Ладно, правду говорят — голь на выдумки хитра. А опробовать всё равно нужно.

В льняное масло я положила крошечный лоскут льняной ткани, дождалась, пока масло впитается и подожгла возле камина, что бы дым уходил в трубу. Чадило здорово. Хотя, когда буду готовить для продажи — эту сажу тоже стоит собирать. Когда лен и масло полностью прогорели, я щепкой сгребла все к центру чашки, тщательно размяла и разделила на несколько порций. Отдельно капнула каплю белка, смочила в нем кисточку и одну из частей черного порошка замешала в пасту. Она очень быстро высохнет. Яйцо отдала выпить Фице. Для неё, оказывается — лакомство, как дома в деревне. А я своей кривоватой кисточкой нарисовала аккуратные стрелки по верхнему веку, слегка повозила ей по кончикам ресниц, и сделала по пять тонких штрихов по каждой брови. Отложила кисточку и растерла краску на бровях пальцами. Потом еще немного поелозила по ресницам. Да, долго и неудобно, но пользоваться можно. А вот на брови, пожалуй, достаточно по три штриха будет. В этот раз ярковато получилось.

— Фица… Что случилось?

Я хотела попросить ее подержать шкатулку боком, у окна, что бы я лучше рассмотрела себя при солнечном свете. Но у нее было такое странное лицо…

— Так что случилось-то?

— Леди Катрин, вы стали такая красивая!

— Я всегда красивая, Фица. Просто немного бледная. Хочешь, тебя накрашу? Но — условие! Никому не говорить, что и как сделала. А еще лучше — и не показывайся никому. Накрашу тебя в день свадьбы — будешь самая красивая горничная. Чистая и в новом платье. Хочешь?

Фица чуть рыжеватая шатенка. Красивые каштановые волосы с золотым отливом, брови пощипать нужно — широковаты. А вот кончики ресниц выгоревшие. Стрелки ей сделаю чуть шире, чем себе. Глаза небольшие, карие, так что заведем стрелку чуть вверх — есть в ней что то от лисички. И подкрасить ресницы. Еще бы румян немного. Ну, это всё успеется…

— Вот, бери зеркало, смотрись.

Думаю, если бы мне нужна была душа, как пресловутому дьяволу, сегодня бы я ее получила! Конечно, я шучу, но Фица, похоже, таких фокусов даже на благородных леди не видела. И ей очень идет. В всяком случае, шкатулку у нее пришлось отбирать. И то, поставила ее так, что бы она, пока шьет, могла на себя любоваться.

Вообще — странно. Всё же о косметике я знаю довольно много. В том числе и историю создания. Красились еще первобытные племена. Древний Египет, Рим, Греция… Не знаю, как здесь, но краски для лица и тела известны в любой цивилизации. Хотя, тут церковь, кто знает, как к этому отнесутся. Не суну ли я голову в петлю?

Ладно, разберемся. А вот мне бы еще хорошо подумать о румянах. Кожа у меня очень белая, стоит прикинуть, на основе чего делать и какой цвет выбрать. Ну, здесь то нет особого выбора, картошку ни разу не давали, возможно, даже и не знают о такой. И слов «картошка» на местном я не знаю. Интересно, из репы можно добыть крахмал? Пока мне всё это нужно по капле, только для себя любимой. Когда начну делать на продажу, тогда придется серьезно решать вопрос с основами. Ну, в крайнем случае сгодится рисовая пудра. Да даже муку можно, если уж совсем край. Но мукой себя мазать пока не хочу. С другой стороны, свекла даст хороший оттенок холодного розового. Может просто попробовать сок с водой? И наносить в несколько слоев? Точно, вечером пошлю Фицу притащить с кухни свеклу. Раз я знаю слово на местном языке, значит и свекла уже есть.

Кстати, о языке. Если мой муж из другой страны, значит там — другой язык? Ну, даже если так — радости мало, конечно, но я выучу и новый язык и всё остальное, что потребуется, этикет, молитвы и прочее… Кстати!

— Фица, ты какие молитвы знаешь?

— Я, леди Катрин, только две знаю, о здравии и о благополучии.

Фица читала, а я повторяла за ней. Строчки были плавные, хоть и без рифмы, и легко укладывались в голове. К вечеру я уже обе молитвы знала наизусть.

Глава 16

Ну, разумеется, с моим везением я просто обязана была попасться жениху на глаза с горшком в руках!

Утром, после завтрака, я отпустила Фицу помочь на кухне. Леди Тирон вдруг решила, что без нее там не обойдутся. Да и вообще последние два дня царила подозрительная суматоха. Очевидно, скоро приедет папенька Катрин.

Горшок под кроватью меня не радовал, но ладно еще когда там только жидкость. Закрываешь крышкой и просишь Фицу вынести. А тут мне приспичило… Ну, не хранить же этакий ароматизатор в комнате до её прихода. Закрыла крышкой, принесла с кухни большую кружку воды, одела плащ и вооружившись емкостями отправилась во двор. В эти кусты выливали ежедневно из всех горшков в доме. Они точно сумасшедшие. Летом здесь можно задохнутся будет. Ладно, это уже будут не мои проблемы. Горшок я вылила и сполоснула и только повернулась к дому, как за воротами зашумели, из караулки выбежали двое охранников и начали открывать створки. В минуту двор наполнился конями, людьми, шумом и гамом. В ворота въезжали повозки, стало тесно. И прямо посередь двора, разинув от неожиданности рот стояла непричесанная я с горшком в руках.

— Катрин, что ты здесь делаешь? — один из всадников, монументальный дядька, спешивался с лошади прямо рядом со мной.

На нем был длинный бархатный плащ бордового цвета, подбитый мехом. Страшно подумать, сколько такой может весить. На голове была суконная шапочка, завязанная под подбородком. Больше всего она напоминала детский чепчик. Сверху на нее был одет богатый зелёный бархатный берет с перьями. Под влажным снегом они несколько обвисли.

Отец? А если нет? Может его оруженосец или кто там у них бывает?

Проще всего отвечать правду.

— Дага умерла неделю назад. Я выносила горшок.

Мужик сморщился, как от зубной боли.

— У тебя нет горничной?

— Леди Тирон забрала ее на кухню.

— Ступай в дом, Катрин.

Я кивнула, обозначив поклон и ушла. Но видела, что на эту сцену с любопытством смотрели два молодых мужчины. Думаю, один из них и есть мой будущий муж.

Сегодня состоится торжественный обед, интересно, меня позовут? Или я увижу мужа только в день свадьбы? Не то, чтобы я сильно переживала из-за его внешности. С лица не воду пить. Хотя, конечно детей я хотела красивых.

Фица явилась в комнату через пятнадцать минут.

— На кухню явилась Коста и сказала, что леди Тирон отпускает меня вам прислуживать!

Ну, нет худа без добра. Явно распоряжение отца. Думаю, ему стало стыдно перед женихами — благородные леди с горшками по двору бегать не должны.

Через час к нам постучалась Коста. Поклонилась и сказала:

— Леди Катрин, леди Тирон просила передать, что обед будет через два часа. В большом зале.

— Спасибо, Коста. Можешь идти.

Я повернулась к Фице и попросила:

— Будь добра, дойди до зала и посмотри, как там натоплено. Я должна решить, что нужно одеть, чтобы не мерзнуть. Но и парится в суконном платье у камина я не хочу.

Фица вернулась очень быстро.

— Там тепло, но в камины подкидывают дрова, думаю — через час будет жарко.

В комнате на стене у меня висели несколько платьев. Я взяла обычные ветки, нарезала из одной старой сорочки лент по косой и обмотала ветки этими лентами. Так ткань платья не запачкается от веток. А вместо крючка была просто петелька. Вполне нормальные плечики вышли. Единственное приличное платье на меня было из тонкого шелка. То самое, которое к лету будет мало. А может и нет. Пока, во всяком случае, у меня даже грудки еще не болят. Платье голубого цвета, думаю, к нему отлично пойдет тонкая суконная жилетка. Я сшила её из остатков ткани, которую выбрала на дорожное платье. Она темно-синяя, и я отделала ее скрученной в толстый жгут голубой шелковой нитью. Заодно меньше будет видно плоскую грудь. А вот туфли у меня не слишком красивые. Если до свадьбы есть еще хоть пара дней, может удастся уговорить отца отпустить меня на местный рынок? Вдруг повезет?

Мы уже пробовали с Фицей укладывать волосы. Ничего сложного, конечно, она не могла сделать. Но отделить пару толстых локонов на висках, жгутом скрутить их в верх и связать на затылке кожаным ремешком было совсем не сложно.

Из украшений я решила взять только одно звено из ожерелья. Они, кстати, все отстегивались. Пришила его как брошку на груди. Это обед, а не свадьба. Думаю — достаточно. И синий кабошон прекрасно смотрится на голубом шелке. Рукава пришлось пришнуровывать к платью. Безумная затея. Они тоже были из шелка, но из светло-розового. Других у меня просто не было. Бархатные или суконные не прикрепишь к легкому платью — нелепо будет. Ну, получилось чуть неожиданно, но совсем не плохо. В маленькое зеркало много не рассмотришь, но пожалуй розовый делает меня не такой бледной.

Дольше всего я провозилась с ресницами. Мне срочно нужна свиная щетина. Так мучаться каждый раз — никакой красоты не захочешь. Стрелки я рисовать не стала — оставлю это на свадьбу, а на брови нанесла только три штриха и растушевала — получилось значительно лучше, чем в прошлый раз. Ну, я никогда не любила фею бровей. Полон интернет фото девиц, которых она посещает.

Когда я зашла в зал, то поняла, что опоздала. Столы составлены в букву «Т». За короткой перекладиной буквы, что стояла на возвышении, все места, кроме одного, были заняты. За длинную перекладину еще усаживались люди.

Без шляпы и плаща папенька не смотрелся так величественно. Обыкновенны пузатенький мужичок, среднего роста и с залысинами. Бесцветные волосы и красная обветренная кожа. Или — распаренная?

Слава богу, место за высоким столом было свободно только одно. К нему я и двинулась. По левую руку от отца сидела леди Тирон, рядом с ней молодой парень с дурацкой стрижкой под горшок, а уж рядом с ним, похоже, должна сидеть я. Салия сидела с правой стороны от отца и от своего жениха. Полноватый, высокий, розовощекий. Больше я пока ничего не могла сказать о нем. Ну, он тоже граф, как и мой.

Глава 17

Жареные куриные тушки, огромный копченый окорок, вареные яйца, круглые караваи пшеничного хлеба, миски с вареным горохом и крутой пшенной кашей, которую нарезали ломтями и поливали коричневым соусом с травами, горшочки с тушеным мясом, которое назвали — паштет. На них — запеченные крышки из теста. Паштетов было два вида заячий и утиный. На длинном блюде, в окружении вареной моркови — большая рыбина. На голове у нее блестящая корона и в спинку воткнуто что-то вроде шелкового веера. Очевидно, украшения такие. Типа — царь-рыба. Головка круглого сыра была разрезана на две части и каждую половину стола украсили целым куском.

Одна тарелка на пару человек. Зато у каждого — большая двузубая вилка. Отдельно стоит стол, на котором вазы с зимними грушами и яблоками, пироги, думаю, что сладкие и в глубоких стеклянных вазах — что-то похожее на варенье.

Я бы сейчас все это великолепие отдала за овощное рагу или салат.

Стараясь не выглядеть излишне любопытной, я откинулась на высокую спинку стула и искоса посмотрела на жениха.

Не урод, стрижка его портит. Хороший профиль, чернобровый, решительный крепкий подбородок и чуть крупноватый нос. Молодой.

Он резко повернулся ко мне и спросил:

— Леди Катрин, почему вы не едите? Может быть положить вам что-то еще? Рыбу? Паштет? Налить вина?

На тарелке у нас грустила половина курицы и ломоть хлеба. Тарелка была столь велика, что вполне могла бы быть небольшим подносом.

— Благодарю за любезность, граф Ромский, я не пью вино. Если можно — кусочек окорока.

Граф взял воткнутую в свиную ногу вилку, достал приличных размеров кинжал и отмахнул ломоть чуть не в пол кило весом.

Меня пробрал смех. Ну и что мне с этим куском делать? Ножа то у меня нет!

— Граф, можно попросить ваш кинжал?

Он удивился, но протянул мне свой тесак.

Я, несколько неловко, нарезала окорок пластинами, взяла ломоть хлеба, разрезала вдоль и сверху положила ветчину. Отрезала несколько тонких ломтиков сыра и один положила на бутерброд. Кинжал, кстати, был острый как бритва. Вполне возможно, что им пользовались в бою… От этой мысли мне стало плохо. Обязательно нужно завести ножи только для стола.

Кинжал я с благодарностью вернула хозяину и, выдохнув, принялась за свои бутерброд. Граф не сводил с меня глаз.

Это было не слишком понятно. Может тушь размазалась?

— Граф, у меня испачкано лицо?

— Нет-нет, леди Катрин. Я просто любуюсь, как красиво вы едите!

Боже мой… Ну, вот что я должна сказать? Это комплимент или что? Да мне теперь кусок в горло не полезет.

Так, Катрин, успокоилась и выдохнула. Парень не хотел сказать ничего плохого, а ты не ребенок, что бы смущаться!

— Спасибо, граф. Мне приятно, что вы это заметили.

Надо хоть немного его разговорить. Я ведь даже не уверена, что он вменяемый человек, а не какой-нибудь средневековый моральный урод. Если вспомнить «Ангела»… Как он сказал? «Муж, как муж…» Слишком расплывчатое определение.

— Граф, а вы не могли бы рассказать про ваши земли?

— О, леди, вам там понравится! У нас тоже бывают холодные зимы, но лето гораздо дольше и теплее, чем здесь. У меня в саду, при замке, даже растут персики и мандарины. Вы знаете, как выглядит мандарин?

— Да, конечно! А чем торгует ваше графство? Чем живут крестьяне?

Брови графа скрылись под нелепой челкой…

— Леди Катрин, уверяю вас, как моя жена вы ни в чем не будете знать нужды.

— Граф Ромский, я вовсе не подозреваю, что вы будете меня морить голодом.

Тут я сочла нужным улыбнуться и слегка потупиться. Типа — девичья стыдливость… А то решит еще, что я собираюсь вмешиваться в управление. Ну, то есть, я-то, конечно, собираюсь. Только не сразу.

— Поймите, граф, мой вопрос продиктован естественным любопытством. Я же так мало знаю о ваших землях! Есть ли там море? Часто ли летом дожди и грозы? Чем славится ваше графство? Далеко ли ближайшие родовитые соседи? С кем из них вы дружите и с кем — не слишком. Мне интересно знать всё-всё!

Граф улыбнулся и стало особенно заметно, что он молодой и симпатичный. Эх, где мои семнадцать лет! Хотя, сейчас мне уже меньше… Да уж, ситуация… Хватит ли у парня терпения поберечь ребенка?

— Леди, я очень люблю свою землю. В графстве шесть крупных сел, с населением по семьсот-девятьсот человек, шестнадцать деревень поменьше. Центральный город — Ромор, там живет больше двух тысяч человек. А через два дня пути — герцогский город. Там правит Гитан Грижский. Туда вы будете ездить на балы. Ромор стоит на море, туда пр�

Читать онлайн Клеопатра с парашютом. Донцова Дарья.

Клеопатра с парашютом

– Коня на переправе на осла не меняют…

Я оторвалась от журнала и посмотрела на медсестру, которая меняла капельницу больной.

– Что ты сказала, Анечка?

– Не стоит от добра добра искать, – протянула та, возясь с прозрачным мешком, наполненным физраствором. – Где родился, там и пригодился, устроился на хорошее место – работай, не рыпайся. И в личной жизни так же. Вон, Натка из второй терапии выскочила замуж в семнадцать лет, и… Эй, ты слышишь меня?

– Угу, – протянула я, косясь одним глазом на страницу глянцевого журнала.

Снимок запечатлел женское лицо с нереально длинными и кукольно загнутыми ресницами, с идеально очерченным ртом и нежно-персиковым румянцем на фарфорово-белой коже. Прибавьте к портрету еще роскошные белокурые локоны, в художественном беспорядке разбросанные по плечам, и станет понятно, по какой причине среднестатистическая читательница журнала синеет от зависти, разглядывая фото модели. Но это чувство сразу испарится, едва любительница гламурного чтива переместит взгляд на правую часть разворота – там напечатан снимок девушки, весьма отдаленно похожей на первую. У нее обычная, ничем не примечательная внешность, с которой легко затеряться в толпе. У красотки и этой серой мышки одинаковы лишь шикарные волосы. И через обе страницы тянется «шапка»: «Прекрасными не рождаются, ими становятся при помощи косметики фирмы «Бак».

Моделью для рекламы, той самой девушкой, чьи фотографии помещены и справа и слева, являюсь я, Степанида Козлова. Это моя работа – демонстрировать макияж, а также ассистировать Франсуа Арни, главному стилисту фирмы «Бак», гению спонжика, гуру румян и пудры.

Мой босс способен при помощи теней, тонального крема, губной помады и прочих косметических средств превратить зебру в пингвина. Нет, неправильно! Для Арни это слишком легкая задача. Африканская лошадка и обитатель Антарктиды имеют некоторое сходство – у них черно-белый окрас. А Франсуа возьмет табуретку, помашет кистями, и она расцветет майской розой.

Самое удивительное, что на сей раз глянец не соврал. Слева я, заштукатуренная по полной программе, справа же, так сказать, а-ля натурель. Вот только волосы в обоих случаях тщательно уложены, на мою бедную голову вылили кучу средств. Сначала мою шевелюру покрасили, затем нанесли на нее особую силиконовую массу и высушили, потом все смыли, намазали прозрачную эмульсию для того, чтобы волосы не топорщились секущимися кончиками, а через некоторое время опять ополоснули. И дальше по списку: мусс, дающий объем, пенка, помогающая завить тугие локоны, спрей, обеспечивающий блеск, гель для фиксации и лак, который намертво зацементировал волосы. После того как Арни скажет: «Финиш. Моя дорогая, ты принцесса!» – прически лучше не касаться, она напоминает панцирь. И убрать всю эту красоту довольно трудно: льешь после работы на голову шампунь, а он стекает, как масло по льду, не задерживаясь и не пенясь.

Стилисты используют для съемок и показов профессиональные средства, которые имеют намного более сильный эффект, чем те, что продаются в магазинах. Кроме того, у Франсуа есть маленькие собственные личные секреты, коими мэтр ни с кем не делится. Чтобы добиться сногсшибательного эффекта и превратить редкие лохмы в буйную гриву, он с загадочным выражением лица вытаскивает из своего кофра баллончики без опознавательных знаков и щедро опрыскивает волосы модели. Что в них? Не задавайте глупых вопросов, ответов все равно не получите. Правда, мне известна одна забавная история про это средство. Но придется начать издалека.

Французские апартаменты месье Арни расположены в самом сердце шестого округа Парижа – на улице Сен-Бенуа, которая одним концом выходит на шумный бульвар Сен-Жермен как раз в том месте, где с тысяча восемьсот семьдесят седьмого года работает Кафе де Флор. В этом заведении пьет эспрессо и сплетничает вся мировая фэшн-тусовка. Так вот, год назад в квартиру моего босса вторглись мыши. Бульвар Сен-Жермен возник давно, дома на нем очень старые, вернее раритетные, снести их и построить на этом месте модерновые многоквартирные монстры никто не позволит. Более того, владельцы домов не имеют права на переделки, радикальные тем паче, разрешен только косметический ремонт. У Франсуа, например, нет люстр, потому что ему запретили штробить потолок, по которому идут деревянные балки восемнадцатого века.

Почему бы по-тихому не нарушить закон? Так не получится по-тихому-то! Соседи услышат звук дрели, мигом настучат в районную управу, и тогда жди беды, то есть такого штрафа, что мало не покажется. Кроме того, Арни, как все парижане, трепетно относится к истории города и никогда не станет осовременивать свою обитель.

Забыть не могу, как в первый свой приезд в столицу Франции я увидела на улице Сены демонстрацию разгневанных жителей квартала и подумала было, что они протестуют против повышения коммунальных платежей. Ан нет! Оказалось, что владелец одного из местных кафе кардинально изменил его дизайн – повесил вместо зеленых тентов красные, переоборудовал стойку и вместо старых деревянных, помнящих еще импрессионистов столиков поставил их пластиковую имитацию. Разразился страшный скандал, и несчастный хозяин живенько восстановил прежний облик кафе и чуть ли не на коленях умолял разъяренную общественность о прощении. Но, согласитесь, мышей никак нельзя отнести к историческим ценностям, поэтому домработница Франсуа начала бороться с наглыми незваными гостями всеми доступными средствами. Но грызуны никак не реагировали на отраву и успешно избегали капканов.

– Чертовы мыши хитрее самого Фуке[1]! – возмущалась горничная, инспектируя мышеловки. – Настоящие гурманы! Сыр сперли и живы остались!

А потом экономка случайно разбила одну из бутылочек, куда Франсуа налил свое средство для укладки волос, и в тот же день хвостатые оккупанты, прихватив детишек, дали стрекача. Соседи моего шефа продолжают жаловаться на нашествие грызунов, а к Арни более ни одна серая тварь не сунулась. И у любого человека в связи с этим возникнет естественный вопрос: ну и из чего, интересно, Франсуа состряпал свой, как он выражается, «прима-гель»?

Я ту знаменательную историю вспоминаю всякий раз, когда мне делают прическу…

– Степа, ты меня слышишь? – громко спросила Аня.

Я отвела взгляд от журнала.

– Конечно. Давай определимся, кто он, твой конь на переправе?

– Сергей Петрович из травмы, – смущенно призналась медсестра. – Мы с ним живем третий год, но замуж он меня не зовет.

– А осел? – улыбнулась я.

– Володя, сын больной из третьей терапии, – пояснила Анечка, – тот мне на пятый день знакомства руку и сердце предложил и кольцо подарил. Маша, сестра-хозяйка, советует уйти от Сережи, расписаться с Володей, родить ребенка и не маяться дурью. Говорит, врач – бесперспективная история: раз за столько лет в загс не отвел, то уж и не поведет. А Владимир надежный вариант. И Ленка наша твердит: коня на осла…

Раздался тихий стон. Я кинулась к кровати.

– Зиночка! Ты очнулась?

Аня, вместо того чтобы тоже поспешить к больной, почему-то начала креститься.

– Как самочувствие? – спросила я. И тут же разозлилась на себя: маловероятно, что Зина сможет ответить, бедняжка похожа на мумию, вся обернута бинтами и закована в гипс. Хорошо, хоть дышит сама.

– Степа… – неожиданно произнесла Зина.

Я пришла в восторг:

– Браслет… – чуть слышно сказала Зина, – тот… на руке… где он?

Я повернулась к медсестре.

Аня подошла к кровати.

– Зиночка, лежи спокойно.

– Степе… дай, – прохрипела больная, – мой… я… рука…

– Браслетик? – уточнила Аня.

– Да… – выдохнула Зина.

Анечка быстро вышла из палаты в коридор. Я наклонилась над больной, ощутила резкий запах лекарств и спросила:

– Удобно без подушки?

Зина прикрыла глаза.

– Тебе плохо? – испугалась я. – Сейчас доктора позову.

– Нет! – донеслось из бинтов. – Где… мой…

– Я тут, – громко сказала медсестра, возвращаясь и подходя к кровати.

– Дай ей, – четко произнесла Зинаида, вновь открыв глаза.

Анечка протянула мне серебряный браслет с брелоками, я машинально взяла его.

– Спрячь. Никому ни слова. Никому. Никогда! – зашептала Зина. – Секрет. Тайна. Карелия… Карелию… Ирине Марковне нельзя знать. Я тебе верю. Поклянись.

Аня толкнула меня в бок.

– Живо делай, что она просит!

– Может, Зина сначала объяснит, что с этим браслетом делать? – растерянно спросила я.

– Времени нет! – буркнула Аня. – Не нервируй ее. У тебя всего пара минут. Ну!

– Клянись, – еле слышно прошептала Зина, – спрячу… Ире нет… нет Ире… никогда Ире. Карелия. Карелия. На руку надень… сейчас… Карелия.

Медсестра ущипнула меня, и я послушно сказала:

– Даю самое честное слово, что спрячу браслет до твоего выздоровления и никому о нем не сообщу.

– Ире… Ире… нет… Ире никогда… никогда… Нельзя ей знать! Ключи… ключи… возьми…

– Даже твоей родной тете Ирине Марковне не скажу, – дополнила я свое обещание.

– Поклянись личным счастьем, – чуть окрепшим голосом потребовала Зинаида. – Скажи: обману – Бог накажет…

Меня охватили сомнения. Я уважительно отношусь к священникам. Если приходится по какой-то причине заглянуть в церковь, я всегда повязываю платок на голову. И не пойду туда в брюках, то есть постараюсь соблюсти принятые правила. Но истинной веры в Бога у меня нет, я атеистка.

Аня лягнула меня по ноге.

Но мне почему-то не хотелось произносить слова клятвы именно так, как требовала Зинаида. Никакого боженьки на небесах нет, но вдруг, если я сейчас скажу…

– Ты сволочь, да? – свистящим шепотом спросила Аня, глядя на меня страшными глазами. – Говори живо!

– Клянусь своим счастьем, что никому, включая Ирину Клюеву, не проговорюсь о полученном браслете. Верну его только тебе, когда ты поправишься. Пусть меня Бог накажет, если я вру. Зиночка, ты, пожалуйста, не волнуйся!

– На руку его надень и всегда носи, – неожиданно четко и громко потребовала Зина. Затем ее речь снова стала прерывистой: – Только Карелия. Карелия… Помни о клятве… Никогда тебе счастья не будет, если Ире скажешь! Одна Карелия, моя Карелия…

Я сняла со своей руки собственный браслет в виде цепочки с разными висюльками, нацепила Зинин, очень похожий на мой, но явно более дорогой, и сказала:

– Вот, смотри. Твой точь-в-точь, как мой, никто не догадается, что у меня твоя вещь. Когда поправишься, получишь свою собственность назад.

– Не Ире, – зашептала Зина, – Ире никогда… она… мы… у тебя… солдаты… солдаты… король на войне… ключи… увожу ключи…

Раздался резкий писк какого-то прибора, и Аня быстро нажала на красную кнопку в изголовье кровати. Через пару секунд в палату вошли врач и две женщины в белых халатах, меня выставили в коридор. Я села на жесткую скамейку и стала наблюдать, как в палату реанимации к Зине вбегают разные люди. Потом туда привезли пару странных аппаратов, притащили черные, смахивающие на сундуки, чемоданы. В конце концов суета стихла, медперсонал выдвинулся в коридор. Мужчина-врач стянул с рук голубые перчатки, бросил их прямо на пол, недовольно обронив:

– Отметьте время – тринадцать сорок.

Затем он исчез за дверью соседнего помещения.

Женщины-врачи молча направились в противоположный конец коридора, Анечка подобрала скомканные перчатки и взглянула на меня.

– Как там Зина? – спросила я. – Ей лучше?

– Панина умерла, – буркнула медсестра.

Я вцепилась пальцами в холодную лавку.

– Врешь! Зина очнулась и вполне внятно говорила, она явно пошла на поправку. Ты меня нарочно пугаешь?

– Пошли в сестринскую, чаю налью, – предложила Аня. – Зинаида умерла. Когда я нахожусь на работе, лгу исключительно по приказу профессора. Да и не врут родственникам, хотя от больного подчас скрывают правду.

Я медленно поднялась и поплелась за медсестрой, повторяя на разные лады одно и то же:

– Как же так? Она разумно беседовала, не бредила. Так из жизни не уходят. Не может быть!

Аня взяла меня под руку.

– Степа, обреченный человек часто перед кончиной приходит в себя. Родственники радуются, а я понимаю – это все. Не знаю, почему так происходит. Вероятно, организм мобилизует последние силы в борьбе за жизнь. Ты чего больше хочешь: чая или кофе?

– Ирине Марковне кто-нибудь позвонит? – тихо спросила я. – Не могу сообщить ей печальное известие.

– Конечно, – ответила медсестра, – с Клюевой свяжутся. Она сюда каждый день приходила, все спрашивала: «Зиночка не очнулась? Ничего не сказала?» Сегодня не явилась, а Панина умерла.

– Мне лучше поехать на работу, – стараясь не расплакаться, сказала я, – дел очень много.

В поезде метро было полно народа. Я втиснулась между двумя потными, одетыми в ужасающие сарафаны тетками, увидела напротив еще одну в похожей хламиде и закрыла глаза.

Вот скажите, почему бабы, которым, скромно говоря, далеко за тридцать пять, этакие расплывшиеся квашни, не отказывающие себе ни в еде, ни в выпивке и из всех видов спорта предпочитающие телевизорбол, считают себя сексуальными нимфами и безо всякого стеснения облачаются в одежду, которую позволит себе не всякая модель с объемами комара? Неужели они на самом деле считают, что, выставив напоказ необъятный бюст, станут объектом вожделения всех мужчин на свете? И по какой причине некоторые женщины никогда не делают педикюр, но смело натягивают босоножки? И, похоже, красавицы, сопящие сейчас рядом со мной, не слышали ни об эпиляции, ни о дезодорантах. Очень хочется растолкать их локтями и сказать:

– Тетки, вам не мешало бы помыться, перед тем как лезть в общественный транспорт! И непременно купите себе средство от пота. Не нойте, что у вас нету денег на дорогую косметику и парфюмерию, – дешевенькие стики и спреи легко можно купить в любом супермаркете. А квасцы в аптеке и вовсе продают за копейки.

Я стояла и старалась не дышать. Вот от покойной Зины всегда пахло жасмином… Меня никак нельзя назвать близкой подругой Паниной. Мы просто вежливо здоровались и улыбались друг другу. А потом, это было год назад, Зиночка познакомилась с моей бабушкой, Изабеллой Константиновной. Белка в очередной раз приехала к нам в офис – ей очень нравится приходить ко мне на работу, вот она и выдумала для этого благовидный предлог, уж не помню сейчас какой. Чтобы не посрамить внучку, которая работает моделью по макияжу в фирме «Бак», она разоделась по последней моде. Я до сих пор гадаю, где Белка раздобыла жилет под леопарда, черные джеггинсы с золотыми молниями на голенях и кислотно-зеленую блузку. А еще, строго следуя указаниям глянцевых журналов, она обвесилась бусами-браслетами, влезла в босоножки на высоком тонком каблуке, завила волосы мелким бесом и наложила скромный макияж. Я прямо дара речи лишилась, когда узрела бабулю во всей этой красе, да еще и с сумкой в виде собачки в руках. Насчет последнего аксессуара надо сказать отдельно. Если за все людские грехи на землю обрушится новый Всемирный потоп и народ бросится к лодкам и кораблям, то Белка, конечно, тоже ринется в какую-нибудь шлюпку, не вспомнив ни о документах, ни о деньгах, ни о хлебе, а вот ридикюль в виде барбоса прихватит непременно. Сумок и сумочек в форме четвероногого друга человека у бабули не счесть. В этот день для визита ко мне она выбрала самый роскошный – усыпанный стразами.

Пока я пыталась прийти в себя от Белкиной «неземной красоты», в комнату, где мы находились, заглянула Зинаида, управляющая первого этажа бутика «Бак», и в секунду нашла с Изабеллой общий язык.

Чего-чего, а чванства в Паниной не было, она одинаково приветливо разговаривала с байерами, моделями, стилистами, продавщицами и уборщицами, никогда не пресмыкалась перед вип-клиентами и не корчила презрительной гримасы при виде скромно одетой женщины, заглянувшей в шикарный многоэтажный магазин «Бак», чтобы приобрести тюбик губной помады, да и тот по скидке. Незадолго до несчастья, случившегося с Зиной, я после совещания у хозяина возвращалась в свой офис через торговый зал и увидела, как Панина объясняет старушке, одетой очень бедно, разницу между шампунем и кондиционером. Пенсионерка в конце концов решилась на покупку, и Зиночка засунула ей в пакет гору бесплатных пробников. А вот ее тетка Ирина Марковна Клюева, та совсем другая.

Ирина руководит всем бутиком, она директор. Племянница находилась у нее в подчинении. Клюева вспыльчива, обидчива и склонна подозревать окружающих в стремлении навредить ей. Если Клюевой взбредет в голову пробежаться по отделам, то у продавцов начинается истерика, все стараются забиться в дальний угол, чтобы не попасть начальнице на глаза, потому что никто не знает, как в данный момент она отреагирует на встречу с подчиненным. Ирина может выгнать человека в секунду, и никакой КЗОТ[2] ей не указ. Слишком длинные ногти с рисунком, не очень аккуратная прическа, слегка помятая форма, отсутствие улыбки на лице, обувь без каблуков, понуро опущенные плечи, вызывающе яркий макияж, бижутерия, темные, а не телесного цвета чулки… – вот далеко не полный перечень прегрешений, из-за которых работница магазина может очутиться на улице. Но даже идеальные внешне продавцы изгоняются с позором, если допустят грубоватый тон или забудут что-то из ассортимента своей секции. И уж, конечно, если на продавца пожалуется покупатель, причем не вип-клиент (таковых обслуживают в особом отделе Кока и Ника, два медовых, обсыпанных цукатами «пряника»), а простой человек, Клюева мигом вышвырнет провинившегося вон. Так что сами понимаете, как ее «обожают» подчиненные. Впрочем, те, на кого власть Ирины Марковны не распространяется, тоже не очень ее любят.

Я и Лена Водовозова находимся под эгидой Франсуа, и только он имеет право ругать или хвалить нас, поэтому в принципе мы поддерживаем с Ириной Марковной нормальные отношения. Пару раз она подсаживалась к нам в кафе, и мы довольно мило болтали ни о чем.

Однажды, наблюдая, как Ирина шпыняет очередную продавщицу, Ленка тихо сказала мне:

– Ну до чего люди разные! Даже в одной семье похожих нет. Зинка племянница Иры, а такое впечатление, что у нее в роду одни белые зайчики, а у Клюевой тигры-каннибалы. Впрочем, чему я удивляюсь! Моя сестра весит сто килограммов и защитила диссертацию по химии, а я даже название ее произнести не могу.

Я посмотрела на крохотную Ленку, которая покупает себе платья в детском отделе, и рассмеялась.

– Тебе вот смешно, – вздохнула Водовозова, – а меня родственники считают тем самым уродом, без которого ни в одной семье не обходится. У нас все кандидаты да доктора наук, а я – какой-то там визажист. Ой, не дай бог к старости на Ирку похожей стать! Ну почему она такая дерганая? Ты не в курсе, Клюева замужем?

Я пожала плечами.

– Понятия не имею, ничего о ней не знаю.

– Я тоже, – огорченно протянула Водовозова. – Зина с Иркой, как масло с водой, разные совсем. В одном сходятся – обе помалкивают о своей личной жизни.

Я попыталась усмирить пыл Лены:

– Какая тебе разница, что у них дома происходит?

– Просто любопытно. А тебе нет? – удивилась Водовозова. – Если у Ирины есть муж, то почему она с ним никогда никуда не ходит? Всегда появляется одна на корпоративных тусовках. День рождения «Бака», Новый год… Даже на презентацию эксклюзивного аромата Ирина пришла без спутника. Наверное, его в природе не существует.

– А может, все наоборот: супруг у нее есть, они живут счастливо, посещают театры, кино, выставки, отдыхают за границей, – возразила я. – А Ирине просто не хочется нам спутника жизни показывать.

– Боится, что отобьем ее сокровище? – хмыкнула Лена. – Полагаешь, он молодой мачо? Ирка купила его, как очередные брюлики? Не повезло нам с Маврикиевной, из нее ни капли информации не выдавишь. Я подъезжала к бабке на кривой козе, и так, и этак пыталась про тетку с племяшкой что-нибудь узнать. Не колется Маврикиевна!

Я сделала вид, что поглощена изучением электронной почты. Валерия Валерьевна Маврикиева, которую все сотрудники зовут Маврикиевной, заведует у нас отделом персонала. Сколько лет ей, не знает никто. Мне кажется, что она – любимая дочурка графа Сен-Жермена, который поделился с ней эликсиром вечной молодости и бессмертия. Валерия еще при советской власти заведовала кадрами в каком-то НИИ, поэтому и у нас по привычке свято блюдет секретность, никаких сведений ни о ком Маврикиевна не выдаст даже под пытками. И мне, между прочим, совсем не интересно, есть ли у Зины и Ирины мужья. А вот Лена сгорает от любопытства.

– Согласись, это удивительно – обо всех много чего известно, а Панина с Клюевой рты на молнию застегнули, – гудела Водовозова.

– И правильно сделали, – не выдержала я. – Небось Ирина понимает, что многие ее недолюбливают, потому и держит дистанцию.

– Думаю, ее скоро все просто возненавидят! – в запале заявила Ленка. – Она в последнее время уж совсем по ерунде бесится.

Водовозова ошиблась. Через некоторое время после нашей беседы все сотрудники фирмы «Бак» стали жалеть Ирину Марковну, потому что ее племянница стала жертвой катастрофы. Подробностей о происшествии известно было мало. Вроде в тот роковой день Зина приехала на бензоколонку, вышла из машины, хлопнула дверцей, сделала пару шагов, и тут ее автомобиль взорвался.

По счастливой случайности рядом не оказалось других машин. Сотрудники заправки не потеряли голову, и у них были все необходимые средства – пламя сбили быстро. Зинаиде повезло: когда ее иномарка взлетела в воздух, она успела отойти. Но ударная волна подняла бедняжку и впечатала в большое окно кафе. Спешно вызванная «Скорая помощь» увезла Зину в больницу. У нее обнаружили несколько переломов, порезы, но ожогов не было, поэтому все сотрудники «Бака» подумали, что Панина непременно выздоровеет – кости срастутся, раны затянутся. Однако уже через день стало понятно: Зине совсем плохо. Врачи говорили о крайне тяжелом состоянии, а медсестра Анечка шепнула мне:

– Уж не знаю, что лучше – умереть сразу или пролежать остаток дней овощем.

– Зина не сможет разговаривать? – испугалась я. – У нее поврежден мозг? Она не встанет на ноги?

Аня тяжело вздохнула.

– Про речь не знаю, и о последствиях сотрясения мозга никто ничего пока не скажет. А вот насчет встать на ноги… Похоже, Паниной из-за травмы позвоночника даже в коляску будет трудно сесть. Хотя случаются чудеса…

Еще через сутки до нас дошла другая новость. Оказывается, Зинаида находилась в автомобиле не одна. В салоне, на заднем сиденье, обнаружили останки мужчины, личность которого пока установить не удалось, так сильно он обгорел.

Зина за день до трагедии сказалась больной, сообщила, что у нее грипп, и не явилась на работу. И после катастрофы в бутик приходили полицейские, которые расспрашивали сотрудников, в том числе нас с Леной и Ирину Марковну, задавая один и тот же вопрос.

– Можете ли назвать мужчину, с которым Панина поддерживала интимные отношения?

Понятное дело, мы с Водовозовой ответили отрицательно. Но, самое интересное, что Ирина тоже не помогла дознавателям. Закончив разговор с полицией, я и Ленка пошли в кафе, открытое на четвертом этаже, чтобы заесть стресс пирожными. А спустя четверть часа к нам подсела Клюева и неожиданно разоткровенничалась:

– Зинуля ничего мне о своих личных делах не рассказывала. Был у нее кто-то, но даже как его зовут, я понятия не имею. Зина любовника до безумия ревновала и меня с ним не знакомила, говорила: «Счастье пришло не сразу, не хочу его потерять. Ты, Ира, одинокая красавица, вдруг отобьешь парня?» Вроде в шутку это произносила, но на самом деле, видимо, всерьез. Я поняла, что он моложе Зины и, кажется, не москвич, но больше ничего о нем не знаю. Мы вообще общались с племянницей в последнее время только по службе. Едва в ее жизни любовь появилась, она меня, родственницу, задвинула. Совсем голову потеряла! Я же старше Зины, а любовник моложе ее… Знаете, девочки, я не любительница зеленых яблок, меня привлекают мужчины зрелые, состоявшиеся, успешные и обеспеченные. Бегать в кино на последний сеанс, а потом жевать бургер в «Быстроцыпе», потому что у кавалера нет денег на приличный ресторан? Тащиться до дома на метро после свидания? Нет уж, увольте. Я привыкла к хорошей машине, вкусной кухне и прочим благам цивилизации с детства. Мне повезло с родителями, они были очень обеспеченными людьми. Зачем мне Зинин мальчик? И еще… Ведь соврала нам Зина! Сказала на работе, что заболела, грипп подцепила, а сама с любовником время проводила. Если бы не взрыв, никто бы не узнал об обмане. Захотела Зинка с парнем погулять – и наплевала на службу. Она для меня целый спектакль разыграла – лежала на диване, прикидываясь чуть не смертельно больной. А я, дура, ей поверила, навестить приехала, фрукты привезла.

Вывалив на нас никогда ранее не разглашавшуюся информацию, Ирина Марковна вдруг поняла, что на волне стресса слишком разоткровенничалась, и круто изменила направление беседы:

– А кстати… Степанида, ты каждый день заходишь к Зине. Вот уж не предполагала, что вы нежно дружите.

Я почему-то смутилась.

– Нет, мы не состоим в приятельских отношениях. Зинаида больше общалась с моей бабушкой, Изабеллой Константиновной. Когда Белка узнала о несчастье, она попросила меня непременно хоть ненадолго приезжать в больницу и читать Зине газеты, журналы, рассказывать рабочие новости.

– Зачем? – поразилась Ирина Марковна. – Зина без сознания, не способна общаться.

Я развела руками.

– Тут вот какое дело… Когда-то у бабули жили постояльцы, Геннадий и Марина Фомины, у них была дочь Влада, лет четырнадцати. В один ужасный день ее сбила машина и она впала в кому. Врачи говорили, что девочка хоть и дышит, но на самом деле мозг умер, и настойчиво советовали отключить ее от аппаратов. Только родители не соглашались, а по очереди сидели у постели Влады, беседовали с ней, даже справили ее день рождения, пригласив в палату гостей. И случилось чудо – Влада выздоровела. Когда девочка вновь стала говорить, она рассказала, что слышала все, что происходило в палате, но никак не могла дать понять, что находится в здравом уме, и очень боялась, что ей перекроют кислород, а не умерла от страха только потому, что родители постоянно находились рядом. Эта давняя история произвела на Белку очень сильное впечатление, поэтому она сейчас тоже ездит в клинику к Зине. Но целый день у кровати Паниной бабушка провести не может, бывает у нее вечером. Она очень просила меня навещать Зинаиду. Работы у нас с Леной не слишком много – Франсуа в отпуске. И спасибо Водовозовой, она отпускает меня в первой половине дня в больницу.

– А вы разве не ходите к племяннице? – задала, на мой взгляд, бестактный вопрос Лена.

Ирина скомкала бумажную салфетку.

– У меня не получается, работы – завал. Я говорила с лечащим врачом, и он мне сказал: «Зинаида не воспринимает окружающий мир, посещения бессмысленны». Удивительное дело, к таким больным могут пройти только родственники. Как же к.

Ознакомительный фрагмент закончен. Читать книгу на сайте Литрес